Список форумов Гомеопатическое лечение Гомеопатическое лечение
форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Рак и гомеопатия (Эмиль Шлегель)

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Гомеопатическое лечение -> Переводы
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Зоя Дымент



Зарегистрирован: 30.11.2009
Сообщения: 1722

СообщениеДобавлено: Вс Янв 20, 2013 3:42 pm    Заголовок сообщения: Рак и гомеопатия (Эмиль Шлегель) Ответить с цитатой

http://hpathy.com/homeopathy-papers/cancer-and-homeopathy/
Hpathy Ezine октябрь 2010

В этой статье д-р Эмиль Шлегель (1852–1934) описывает различные точки зрения и практические терапевтические подходы в традиционной медицине и гомеопатии к проблеме рака, а также роль хирургии, диеты и различных лекарств в его лечения, в частности – в гомеопатии. Д-р Шлегель был весьма уважаемым гомеопатом из Тюбингена, Германия.


Дамы и господа, вы оказали мне честь, пригласив меня сделать сообщении о раке, после публикации моей книги на эту же тему в начале этого года. В этой книге я попытался собрать и проанализировать все, что мы знаем на данный момент о раке и всех важных достижениях в его лечении, и, в то же время, провести, с точки зрения современной медицинской науки, критический разбор различных аспектов этой проблемы и представить гомеопатическую терапию как полностью правомерную, сравнительно полезную и перспективную – мнение, которое я считаю совершенно обоснованным в силу моих исследований и опыта в данном вопросе.
Я прибыл сюда к вам с родины нашего земляка, Самуэля Ганемана, все еще недостаточно известного во всей его интеллектуальности, с целью дать истинную оценку его большой терапевтической идеи в связи с этой страшной болезнью. Прошло более столетия с тех пор, как Ганеман представил свою теорию и учение, но только в последние пятьдесят лет проблема рака начала серьезно рассматриваться в этом направлении. И здесь лидируют английские врачи, например, Паттисон, Купер и Бернетт. Вначале они взялись за практическую сторону проблемы, затем последовали научные идеи, что само собой разумеется. Но в то время, когда эти идеи ведущих врачей разрабатывались в связи с самой жизнью, биологически, как мы говорим на языке современной науки, медицинские школы демонстрировали чрезвычайно бесплодные научные учения, и это продолжается до сих пор.

Теперь, если мы поставим вопрос, какова точки зрения медицинской науки и, особенно, практической терапии, относительно проблемы рака, ответ таков: медицинская наука не связана никакими знаниями, которые бы раскрыли нам природу рака, и не вынуждена следовать какому-то методу, который бы мог отразить эту болезнь. Она свободна, в силу того обстоятельства, что никакие усилия не привели к какому-либо ограничивающему знанию. Много подробных знаний, правда, было накоплено при оперировании рака, а также относительно его воздействия на пострадавший организм в ходе естественных и искусственных экспериментов, но наши знания не распространяются на корни этого процесса, нет никаких ясных и определенных выводов из этого опыта для терапии. Также не установлено ничего фундаментального относительно растений, где мы находим аналогичные наросты, или относительно животных, подверженных карциноме. Когда кто-то думает, что добился положительных результатов, меры, основанные на таких доказательствах, оказываются неудачными и заканчиваются неудачно. Таких экспериментов проводится повсюду множество, и можно надеяться, что они предоставят нам новую предварительную информацию. До сих пор, однако, они не были успешны в предоставлении нам какой-либо определенной терапии. Таким образом, практическая медицина имеет достаточно возможностей для деятельности во всех направлениях в том, что касается проблемы рака. Успех в этом может оказаться решающим, будь он найден через хирургическое, детское и диетическое, лекарственное или рентгеновское лечение. Таким образом, мы, гомеопаты, также свободны, вместе с остальными врачами, и имеем еще большую свободу критиковать другие школы.

Я покажу вкратце как, на мой взгляд, мы должны судить о различных методах терапии. Первая идея в терапии, совершенно очевидная даже для постороннего человека, – это операция. Вы видите опухоль и знаете, что ее тут не должно быть. Следовательно, вполне естественно ее удалить. Не все виды рака, как известно, опухоли, которые доступны для операции. Но даже в том случае, когда опухоль может быть удалена, этого не хватит, с медицинской точки зрения. Почему организм, который произвел такую опухоль, не произведет еще одну, если у него был шанс вырастить первую? Здесь требуется биологическая идея. И действительно, позже там обычно растет вторая, и даже третья опухоль, на месте первой, которая была удалена в ходе операции. Но, так или иначе, такая операция иногда завершается успешным излечением: вторая опухоль не появляется, нет рецидивов. Этот факт является очень сильной причиной для хирургического вмешательства. Но отсутствие второй опухоли является не только результатом удаления первой, но вызвано также биологическими изменениями в ходе операции: сильное психическое впечатление, может быть, и наркотизация, потеря крови, стимуляция через реабсорбцию крови, изменения в диете и, возможно, другие факторы, влияющие на пациента. Эта операция более биологическая, чем можно было подумать, исходя из ее простой анатомической концепции. Таким образом, вы видите, может быть вызвана реакция, действительно имеющая целебную силу, и, таким образом, рецидив опухоли иногда может быть предотвращен. Но как бы то ни было, операция представляет собой опасную и несовершенную попытку лечения рака, и часто о ней не может быть и речи, из-за расположения и стадии заболевания.
Прямо противоположная точка зрения принимается некоторыми врачами, в последнее время очень редко, которые вначале не принимают во внимание локализацию ракового заболевания и которые начинают не с имеющейся видимой опухоли, но, скорее, с основ патологии. Они являются физиологами и, вероятно, исключительно вегетарианцами. Тот факт, что больные раком часто сытые людей, которые явно питались богатой, белковой пищей и продуктами животного происхождения, и что рак, в целом, особенно распространен там, где изобилуют богатство и роскошь, побудил ряд врачей бороться с заболеванием с помощью строгой диеты. Вы все знаете, как я полагаю, имя Л. Дункана-Балкли, директора Нью-йоркского кожно-онкологического госпиталя, которому не может недоставать возможностей для наблюдения, практических знаний и опыта. Он опубликовал книгу, полную важных материалов, а также является редактором журнала «Рак», в сотрудничестве с другими врачами, принадлежащими к той же школе. Эта школа почти полностью игнорирует хирургическую терапию. В очень многих случаях рака, даже при рецидивах и метастазах, они ограничиваются тем, что предписывают строго соблюдать вегетарианскую диету, употреблять много сырой пищи и очень ограничиваться в еде. Даже молоко в основном исключено из этой диеты. И при этом лечении Балкли получил так много излечений, что он ожидает общего введения своего метода, после чего до сих пор неудержимо распространяющиеся онкологические заболевания будут остановлены и устранены. Но мы не может скрыть тот факт, что рак иногда вспыхивает также у людей, которые долго жили на вегетарианской пище. Я сделал это наблюдение уже много лет тому назад, и это подтвердили мне врачи-диетологи. Однако д-р Бирчер-Беннер из Цюриха, один из самых опытных и успешных реформаторов в диетологии, добавил замечание: «Я не нашел ни одного случая рака у лиц, которые питались правильно сырой вегетарианской пищей». В последние годы книга «Рак, его причины и надежное предотвращение», написанная Дж. Эллисом Баркером, также стала большой сенсацией. Баркер приводит свою собственную историю, как члена семьи, в которой были зарегистрированы случаи рака среди его предков и родственников. Он сам находился на пороге этого заболевания, как он думает, хотя оно еще не поразило его. Изучая весь вопрос, он пришел к убеждению, что рак – это болезнь, которая имеет свои корни в современном устройстве жизни и цивилизации, и что следует избегать всех этих зол, чтобы сохранить свое здоровье. Лечение посредством питания в соответствии с природой вернуло Баркера в состояние полного здоровья и энергии, так что он почувствовал себя вправе постоять за ранее упомянутую концепцию болезни. Он обратил особое внимание на искусственную обработку и очистку продуктов питания, лишающие еду витаминов, на сохранение питательных элементов путем добавления химических веществ, и он видит в этом них величайшее зло цивилизации. Можно добавить к этим наблюдениям, что нынешняя насыщенность воздуха углекислым газом и загрязнение объектов, которые находятся в ежедневном использовании, всевозможными видами углерода, образуют еще один яркий пример ущерба, предрасполагающего к развитию рака, Этот факт вполне согласуется с непосредственным наблюдением образования рака от сажи, парафина, анилина, нефтяных продуктов и других соединений углерода. Совершенно ясно, что от вредной еды и ухудшения воздуха, которым мы дышим, от огромного количества газовых двигателей, постоянно загрязняющих воздух, склонность к раку растет. Совершенно очевидно также, что отход от всех этих вещей должен вернуть организм в более благоприятные условия, должен вернуть ему силу. Теперь, несмотря на то, что все движение, которое начинается в этой точке и которое имеет целью избегание зол цивилизации, носит профилактический характер, мы можем все же понять, как это может действовать терапевтически. Для этого лишь следует принять как должное, что и в случае рака организм человека сохраняет биологический характер, что он защищает себя и что он может победить, если сохранившиеся жизненные силы получат превосходство. Балкли и другие доказали, что это возможно, и, вероятно, здесь открывается плодотворная форма терапии для больных раком.
Все эти мнения были получены почти непосредственно из опыта. Но мы находимся в счастливом положении, которое позволяет поддержать их и с научной точки зрения. Биологическая основа организма проявляется в хорошо известном опыте с втиранием смолы в уши кроликов (В 1914 году японские исследователи Ямагива и Ишикава сумели вызвать рак кожи, втирая в течение года каменноугольную смолу в уши кроликов. – прим. перев.); спонтанное исчезновение раковых рецидивов и метастазов указывает на тот же факт, а иногда происходит даже спонтанное исцеление всей раковой язвы. Два венских ученых, Фройнд и Каминер, показали нам в 1925 году очень убедительно биохимические основы предрасположенности к карциноме. Они обнаружили, что у больного раком должна быть предрасположенность к этой болезни. Эти авторы проследили за биохимическим процессом и смогли дифференцировать рака и саркому. По мнению этих двух ученых, локальная предрасположенность к раку возникает, когда этеризованная себациновая кислота, которая разрушает клетки карциномы, используется в слишком большом количестве, так что ее защитное профилактическое действие прекратится. Таким образом, доказана защита, а также прекращение защиты вследствие слишком больших биологических требований к ней – концепция, которая в точности соответствует попыткам найти форму для терапии карциномы либо через прямую помощь посредством естественной диеты, либо через другие действия, причем успех любой такой процедуры будет зависеть от того, способен ли организм восстановить свои первоначальные силы, которые служат средством самосохранения. Легко представить, что в нас и в наших потомках по-прежнему будет развиваться определенная приспособляемость к вредным результатам цивилизации. Вероятно, это следует понимать так, что противодействующие силы появятся в будущих поколениях в изобилии и, возможно, в разнообразии выбора. Но поскольку вредные воздействия в результате технических и химических ухищрений быстро растут, человечество с его процессом адаптации, вероятно, не сможет идти в ногу с ним, и потребуется большая реформа в использовании всего, что оказывается ядовитым, чтобы уменьшить заболеваемость раком. Если болезнь уже началась, для многих слишком поздно использовать медицинские инструкции, которые являются лишь негативными.
И вот мы подходим к третьей возможности одержать победу над формированием карциномы, а именно, с помощью лекарств. Эффект лекарственных средств является менее симпатическим средством, с помощью которого природа освобождает нас от болезней, так как она ведет нас через неизвестный процесс в недрах нашего организма. Пока хирургия решает видимые понятные проблемы, и пока диетологи с их большим простором для действий, на самом деле, легко понятны, наука о лекарствах ведет нас в страну чудес. То, что легко понять по своим последствиям, вообще не принадлежит к области лекарств, как, например, разрушительные последствия действия соды на кислоты: последнее имеет свое происхождение в потемках и основано на неконтролируемом взаимодействии с организмом. Но, тем не менее, такие эффекты проявляются самым удивительных образом. Мы тешим себя мыслью, что есть много неясного в естественном процессе, и все же у нас нет никаких сомнений о важной взаимозависимости причины и следствия. Вся проблема питания входит в эту область. С младенчества мы нуждаемся в вещах, научное обоснование которых вначале нас не беспокоит, но влияние которых на формирование нашего организма несомненно. И на самом деле это похоже на область медицинского эксперимента. Во все времена делались наблюдения, которые приводили к общим заключениям, хотя трудно получить ответ в каждом конкретном случае. Иногда оказывалось, что чрезвычайно разные лекарства, а также наркотики и сильные раздражители, и даже яды, из которых я упомяну лишь belladonna, conium, chelidonium, potassium, hydrastis, phytolacca, arsenic, оказывали поразительный эффект на рак, и многие случаи лечили одним из этих средств с целью получения вновь такой безошибочный реакции. Такие назначения лекарственных средств были делом случая и отчасти были вызваны тактом и проницательностью врача. И все же никто не решается полностью отрицать эти эффекты, и даже там, где практикуется медицинский скептицизм, а не врачебное искусство, к таким лекарствам прибегали вновь перед лицом ужасных страданий при раковых заболеваниях.
И вот появился медицинский гений, Самуэль Ганеман, чьи учения в связи с этой темой можно резюмировать следующим образом: Спросите природу! Стремитесь узнать не научные названия различных случаев заболевания, а все природное явление целиком, все его так называемые симптомы, объективные и субъективные. Не позволяйте ни одному явлению скрыться от вас, ибо все они – выражение одной и той же внутренней физической необходимости. Но не стоит пренебрегать при этом изучением природных лекарственных явлений, проверяя действие belladonna, conium, arsenic на относительно здоровых людях: вы получите целый ряд заболеваний, которые часто удивят вас своим большим сходством с симптомами болезней, влияющих на человеческие существа. И теперь, когда вы найдете ряд симптомов, похожих на проявляющиеся при раковых заболеваниях, бросьте вызов наиболее подобным симптомам индивидуальной болезни, освобождая действующую энергию из грубейших частей их материального оригинального окружения и, таким образом, вводя в организм пострадавшего превосходную динамическую силу, которая уничтожает последствия этого заболевания, только потому, что она так подобна на нее, что касается тех же самых точек организма. Вполне легко представить себе эту терапевтическую аналогию, если вы интуитивно понимаете эффекты лекарства: перед вами отравление организма, и вы можете испытать его на себе, как это делал Ганеман, принимая перуанскую кору. Расстройство его здоровья и лихорадка, которую он чувствовал, напомнили ему о малярии. В результате, подобная, созданная болезнью энергия, должно быть, попала в его организм вместе с перуанской корой. Долгое время он сохранял это впечатление в своем уме, пока очевидная мысль не поразила его, что происходящий процесс определяется некоторым естественным законом, который должен также сохраняться и в случае других полезных лекарств. Он вложил эту мысль в испытание Bryonia и Ipecacuanha, и эти эксперименты привели его к рассмотрению разведений этих ядов, которые оказались более полезными, чем неразбавленные лекарственные вещества. Я повторяю, этот способ аналогий легко представить, но для теоретического, научного развития он более окольный и трудный. Если взять доктрину Ганемана в целом, как мы встречаемся с ней, наконец, в «Органоне», очевидно, что медицинская наука может прийти к согласию с ним только окольным путем. Но есть еще один достаточно короткий и чисто логический способ понимания этого, основанный на естественной динамике, который гласит: если в двух таких очень сложных системах, в человеке, заболевшем спонтанно, и в том, кто заболел от лекарств, есть далеко идущие аналогии в известных природных явлениях, должна существовать также внутренняя динамическая связь, которая может включать связь в способе лечения; эти рассуждения верны, но они не ведут нас дальше. Сила, способная вести нас дальше, должна прийти в медицинскую науку из опыта, из эксперимента; Ганеман, как известно, прошел через необходимые эксперименты. По его мысли природа риска вытекает из всей медицинской проблемы, так как он, обычно, обоснован в случае острого лихорадочного заболевания, а также при туберкулезе или раке, кроме этого, все хронические заболевания создают особые трудности. Они заключаются в том, что организм, который на первой стадии этапе или при остром развитии болезни не был способен исцелиться от еще свежих нарушений с помощью своих сохранившихся сил, тем более не может сделать это, когда он находится в хронической стадии. Таким образом, если мы можем воспринимать в случае острого заболевания, что гомеопатическое лекарство начинает действовать быстро и сокращает страдания удивительным образом, мы не должны осуществлять в случае рака внезапный поворот к восстановлению, но мы должны наблюдать терпеливо природное явление всего хронического состояния, и снова и снова пытаться стимулировать весь организм аналогичным лекарством. Но это не исключает возможности нашего быстрого успеха, по крайней мере, начального успеха, который нас очень воодушевит, но требует точного подходящего продолжения в том же упомянутом направлении. А некоторые случаи, которые развиваются при весьма сниженных силах индивида, мы не сможем спасти.

Мне повезло выступать здесь перед убежденными гомеопатическими коллегами. Вы согласитесь со мной относительно ранее упомянутой формулы наших законов исцеления. На самом деле, эта формулировка производная от ганемановской, хотя и слегка модернизирована, и нет необходимости приводить причины этого, направление всего современного движения в медицинской науке представляет собой сильное приближение к нему. Вы знаете также, что Ганеман очень сильно подчеркивал разницу между острым и хроническим состоянием, и что доктрина не сразу стала доктриной, но вначале появились основанные на опыте принципы. Ганеман исходил из сделанных им наблюдений, и он сказал явно «Органоне», что если на опыте окажется, что «противоположное лекарство» успешно, оно должно быть выбрано, но если он указывает на «подобные» лекарства, то должны быть выбраны они. Этот великий врач не устанавливал свои принципы до того, как провел свои эксперименты, и мы можем сказать, что посредством его консультаций с природой и его терапии, основанной исключительно на природных явлениях, луч света осветил науку исцеления. Никто никогда не задует факел, который он поднял – напротив, медицинские ученые нескольких направлений объединяются сегодня, чтобы поднять его еще выше, и в один прекрасный день он займет свое центральное место, так как этот свет исключает неопределенность и ведет нас к успехам в диапазоне возможного. В целом, мы можем понять, в медицинской терапии и, особенно, в гомеопатической терапии, что с помощью этих лекарств стимулируется биологическое продуцирование защитного вещества.
Мы видели, однако, что есть и другие терапевтические методы. Даже среди лекарственных воздействий существуют и другие концепции, которые заслуживают внимания. Но я сейчас только упомяну рентгеновское лечение. Одни применяют его, чтобы убить рак, но другие придерживаются мнения, что лучи вызывают биологическое противодействие. Таким образом, могут существовать лекарства, которые напрямую связывают раковое отравление и нейтрализуют его, в то время как мы с нашей гомеопатической точки зрения верим в биологическое противодействие, в том смысле, что лекарство является ядом само по себе, очень похожим на отравление при раке, но в силу своей превосходящей динамической силы, которую придавал ему Ганеман в процессе разведения, оно улетучивается после стимулирования организма. И как раз при лучевом лечении мы можем осуществить эту идею, так как признано, что радий, а также рентгеновские лучи, являются ядами, они являются подлинными ядами, которые наносят повреждения с помощью химического раздражения. А что касается аналогии, результатом их воздействия нередко оказывается сформировавшаяся карцинома, особенно на коже. Они повреждают все ткани, вызывают, например, помутнение хрусталика и разрушают зародышевые ткани. Язвы, которые они производят, часто относятся к истинному раку и убивают пациента. Лучевое лечение, поэтому, должно быть рассмотрено гомеопатами. И поэтому вполне оправдано, в порядке эксперимента, лучевое лечение с минимальными дозами. В 1911 году д-р Стиллман Бейли выступал здесь на съезде по этому методу терапии, и я чрезвычайно хотел бы услышать о дальнейшем развитии этих усилий. Я сам провел некоторые эксперименты в этом направлении, и они были очень успешными в случаях ангиомы и волчанки; к сожалению, я был не в состоянии продолжить эти эксперименты в случае рака. Было бы очень желательно услышать что-то об этом предмете и о том, как далеко продвинулись такие эксперименты, которые я не смог осуществить, несмотря на все мои усилия.

Возвращаясь к собственно гомеопатическим лекарствам, вы заметите, что их аналогия с раковыми заболеваниями – с точки зрения их воздействия – не является такой уж очевидной. Кроме радия и рентгеновских лучей, пожалуй, никакое гомеопатическое лекарство не вызывает непосредственно рак, за исключением мышьяка. Но очень многие из них делают это косвенно, особенно соединения углерода. Даже втирание смолы в уши кроликов занимает много времени и требует повторяющихся раздражений, пока наступает раковая дегенерация, вызываемый профессиональными вредностями рак часто развивается в течение десятилетий, прежде чем проявится повреждение. Эти факты сами по себе приводят нас к выводу, что хроническое влияние преобладает, в основном, в образовании этой болезни, и что аналогии, которая впервые становится очевидной, между формированием рака и неким эффектом лекарства, не хватает, чтобы позволить нам найти средство, которое действительно поможет. Верно, если защитные силы все еще достаточны и весь организм мало поврежден, то ссылки на такие аналогии могут привести к быстрому успеху, но в большинстве заболеваний такого рода мы должны искать более глубокую аналогию, обнаруживаемую в предварительных симптомах, которые проявили себя у пациента в течение многих лет еще в его здоровом состоянии, и поэтому мы будем постепенно обнаруживать признаки, скажем, подагры, туберкулезы, сикоза – симптомы, которые соотносятся с такими лекарствами, как Lycopodium, Arsenicum iodatum, Thuja, Nitric acid и другие конституционные лекарства, которые в любом случае необходимы для проведения лечения. Одновременно с ними или в промежутках мы можем вновь использовать лекарства, полученные непосредственно из язв, такие, как Phytolacca и другие, и добиваться хорошего и быстрого успеха; однако Tuberculin, Syphilinum, Hepar sulphuris, Sepia и подобные конституционные лекарства будут совершенно незаменимы, потому что связь между раковым заболеванием и основной конституционной предрасположенностью должна быть ослаблена. Чтобы привести конституционные основы в движение и проложить путь для работы природных лекарств, эти токсины необходимо принимать в сильном разведении, которые возвращают, возможно, прошлые состояния, и которые испытывают, в случае необходимости, организм полностью, до унаследованной или инокулированной предрасположенности к этой болезни.
Но есть еще одна особенная помощь, оказываемая гомеопатической терапией в случаях рака, о которой я еще хочу сказать несколько слов: это метод, берущий начало в изопатии. Некоторые уже пытались оказать профилактическое влияние на дальнейший рост опухоли с помощью самой раковой массы, и в этом же направление возникло продолжение: попытки действовать благоприятно на онкологических больных с кровью, слюной и другими выделениями, причем даже гомеопатически приготовленными (Коллет). Мы также обязаны Бернетту лекарствами Scirrhin и Carcinosin, которые используются в высокой потенции. Лишь в последние десятилетия более систематические эксперименты были проведены на нашей стороне, а именно, А. Небель добился некоторых результатов при карциноме и саркоме. Небель придерживался мнения, что рак – инфекционное заболевание с очень жизнеспособным вирусом, который задерживается и растет только там, где есть конституционная предрасположенность, причем это может быть предрасположенность в том смысле, которого придерживались Фройнд и Каминер: аномальные кислоты в кишечнике и тканях лишают нас естественной защиты, или это предрасположенность в том смысле, как в случае натирания смолой, непрерывной связи с углеводами, которые, наконец, предъявили слишком большое требование к защитным силам организма. Такие неблагоприятные конституционные условия должны были существовать ранее, то есть должна была быть подготовлена почва. Биологическая точки зрения выдвигает подобные претензии для всех инфекционных заболеваний, за исключением тех случаев, когда микробы попадают с прививкой прямо в кровь. Тогда, конечно, практически каждый подвержен инфекции. При этом уже не важно, считаем мы живой вирус основой карциномы или нет. В любом случае это вопрос чужеродных элементов раздражения, которые действуют как яд, химически или физиологически, не зависимо от того, связано это с микробами или с каким-то другим определяемым веществом. Во многих случаях рак породил подозрения, что это заразно. Инфекционисты и другие врачи могут легко согласиться с условной инфекцией, если кто-то обнаружит, что бактериальная причина все-таки существует. Наш высокоуважаемый коллега, Небель, определил и принял Micrococcus doyenа в качестве инфекционной причины рака. Он говорит, что болезнетворный агент существует в очень разнообразных формах и был замечен многими наблюдателями, но что само разнообразие форм обмануло ранних наблюдателей. Небель теперь получил изопатическое соединение из раковой опухоли и дал ему название «onkolysin». Если мы будем использовать какую-либо сыворотку инфекционного больного в лечебных целях как изопатическое средство, мы всегда найдем в ней два противоположные веществ, а именно: то, которое оказалось ядовитым, токсин, и представителя противодействия организма, антитоксин. Если бы мы назначили первый из них, он оказал бы эффект чистого болезнетворного агента, так же, как это имеет место с гомеопатическим лекарством. Если, наоборот, начать с антитоксина, можно было бы действовать как в случае сыворотки против дифтерии и предоставить больному организму уже готовое противоядие, которое он в действительности должен создать сам, биологически. Оба пути открыты для терапии рака, и, насколько я знаю, Небель занимается также разработкой сывороточного антитоксина. В настоящее время мы имеем Оnkolysin – токсин в самом чистом виде, который может быть принят как гомеопатический препарат. И хотя правы те, кто называет это лекарство изопатическим, все же, как токсин, он может рассматриваться как гомеопатическое лекарство. В любом случае, подготовка очень тесно связана с раковым процессом! Небель осознает возникающую при этом мобилизацию раковых токсинов в организме больного, и поэтому он рассчитывает на помощь так называемых канализаторов, средств секреции, которые, как он считает, разделяют процесс, делая его безвредным. Здесь могут пригодиться многие растительные лекарства, например, Сhelidonium, Hydrastis, Phytolacca. На мой взгляд, не представляется возможным теоретически дифференцировать полностью функции канализации и мобилизации, так как эти растительные лекарства сами по себе являются эффективными лекарствами против рака, которые в некоторых случаях могут сами выполнить требуемое. Но так или иначе, важно то, что нам не следует назначать Оnkolysin прежде, чем будут подняты жизненные силы организма, так как это очень активное средство при карциноме. Однако сказанное про Оnkolysin относится и к другим радикальным лекарствам, которые мы можем выбрать по точным показаниям по Кенту. Организм скоро покажет, способен ли он преодолеть шок, в противном случае мы, не колеблясь, помогаем процессу, например, с Belladonna, China, Ferrum и другими лекарствами в менее высокой потенции.
Хочу только отметить, что целый ряд коллег-гомеопатов добились действительно хороших успехов с Onkolysin. Давайте подвергнем это вещество дальнейшим испытаниям, рассматривая его как важную часть гомеопатического лечения, и не будем забывать, что наш коллега Небель держит свои глаза открытыми и для старых и хорошо проверенных гомеопатических лекарств, и что он часто указывал на них в случае рака.

Я считаю приятной обязанностью отметить сейчас другой близкий метод лечения рака, который также придуман в течение последних двадцати лет и который имеет подобный изопатический фундамент. В силу всех авторских публикаций и благодаря многим немецким и иностранным врачам, а также после нескольких моих собственных экспериментов, я также уверен в этом методе. Я имею в виду новаторскую антимеристемную процедуру д-ра В. Шмидта из Мюнхена. Основы этой процедуры очень похожи на наши, и хотя эта система лечения не исходит в точности из гомеопатической точки зрения, но она явно успешна, и, вполне возможно, что, практически и теоретически, она однажды примкнет к сфере работ Ганемана.
Теперь о нашем опыте в гомеопатическом лечении рака, и откуда мы берем наше обоснование для продолжения экспериментов?
Господа и коллеги, к сожалению, я должен сказать, что не во всех наших случаях мы добиваемся излечения или даже улучшения, однако во многих случаях процесс останавливается или есть улучшения, а иногда даже подлинное излечение. Часто мы вынуждены считаться с оппозиционным влиянием, которые лишают нас успеха, который уже наблюдался. И, к сожалению, пациенты редко бывают готовы помочь лечению с помощью соответствующего диетического воздержания. Я хотел бы обратить ваше внимание на этот момент и рекомендую вам наблюдать и следить за направлением, проложенным Балкли и др. Но всегда немногие будут готовы пойти по пути, прямо противоположному их прежним жизненным привычкам. Если мы основываем наше лечение исключительно на гомеопатическом и изопатическом методах, нам, во всяком случае, не нужно отказываться от определенного диетического подхода к этим строгим предписаниям вегетарианской доктрины сырой пищи. Мы должны также наладить стул больного раком, так как это может быть причиной для беспокойства. И с помощью гомеопатического выбора лекарств в том смысле, который я уже упоминал и характеризовал раньше, мы можем в большинстве случаев достигнуть ослабления всех жалоб. В случае с установленной карциномой, мы видели иногда, хотя и редко, как очень быстро формировался абсцесс, и наступало полное излечение. Так, я четыре раза видел, как раковая опухоль молочной железы переходила в абсцесс. Другие опухоли также уменьшались в размерах вместе с метастазами, если последние присутствовали, и продолжали в течение длительного времени существовать в зачаточной форме без полного исчезновения, а опухоли, которые находились в начальной стадии, но все были готовы к операции, исчезали бесследно. Они, возможно, вернутся позже еще раз и исчезнут вновь, так что можно наблюдать борьбу жизни с болезнью и оценить значение медицинской помощи. В некоторых случаях мы не добьемся ничего, и часто не без вины пациента; часто все усилия, предпринимаемые с обеих сторон, являются напрасными. Плохо, что так происходит!
Но если учесть успехи хирургического лечения, к которому недальновидные люди так легко прибегают, мы понимаем, что наши пациенты в лучшем положении: они меньше страдают, дольше живут и сохраняют не разрушенными организменные связи, что часто приводит, даже после долгих и тщетных усилий, к повороту к лучшему в их состоянии здоровья. То, что больные раком, которые не были прооперированы, живут дольше, является фактом, который наш коллега-гомеопат, доктор Aebly, доказал в статистическом исследовании, предпринятом по инициативе швейцарской компании по страхованию жизни. И, кроме того, никто не мешает нам те случаи рака, которые оказываются хроническими, лечить хирургически. Мы не отрицаем ничего, если сначала лечим пациента внутренне. Помимо того, что есть случаи, которые уже не операбельны в момент обращения к нам, нет необходимости в такой большой спешке, так как опыт показывает, что рак, прооперированный на очень ранней стадии, где опухоль была размером от горошины до вишни, вызывает самые быстрые и опасные рецидивы и приводит в течение двух или трех месяцев к смерти пациента. Есть основания для такого положения дел: адаптивность и силы противодействия организма были еще слишком незрелые, текстуры вокруг маленькой раковой опухоли еще не накопили никакого защитного вещества, которые в противном случае привели бы к медленному росту. Все эти обстоятельства, взятые из сферы нашего опыта, оправдывают нашу приверженность гомеопатическому методу. Мы оставляем другие виды лечебных экспериментов тем, кто находит в этом удовлетворение, и мы стремимся к развитию и подъему нашей собственной терапии. Мы признаем, что это по-прежнему необходимо, и осознание этого очень благотворно для нас. Это также способствует чувству братства по отношению к другим школам. Для нашего собственного комфорта мы вправе полагаться на научные достоинства и практическую ценность нашей гомеопатической концепции, но с удовольствием мы видим себя в одном ряду с представителями других методов терапии, которые думают по-другому. И с таким настроением мы имеем право защищать свою собственную позицию.
Итак, если мы, наконец, поставим вопрос, как можно ускорить распространение гомеопатических идей в отношении лечения онкологических заболеваний, следует ответить: Евангелие должно быть проповедано. В такой гостеприимной и допускающей широкие взгляды стране, как ваша, у вас было множество отличных врачей, лечащих рак, и, к счастью, у вас все еще есть такие. Позвольте мне с уважением упомянуть некоторые имена: д-р Джон Генри Кларк, который выполнил такой огромный объем работ с гомеопатической литературой, и д-р Джордж Берфорд, который, наряду со своей практикой, ввел специальную систему пропаганды посредством инструктирования общественности и профессиональных медицинских сестер – эту систему мы могли бы взять в качестве модели. Такая работа является проповедью, которая должна дойти до ушей страдающего человечества. Доктор Берфорд также высказал мысль, что гомеопатия обладает ключом к проблеме рака. Мы можем, вероятно, считать, что уже открыта дверь, через которую человечество должно найти один из путей к спасению, так сказать. По мере научного и практического развития нашей терапии, старые преграды предубеждения в один прекрасный день исчезнут.

Мы все, однако, можем заметить, что необходимо совершенно иное качество чистой научности, если мы собираемся встать на защиту нашего гомеопатического метода лечения рака. Поколение, которое уже почти ушло, отличалось этим качеством. Я повторяю имена Паттисона, Купера и Бернетта, и я превозношу мужественную убежденность в огромной силе прогресса медицинской науки.

Представлено Катя Шютт, Hpathy.
Эмиль Шлегель 1852-1934
_________________
Моя страница на Фэйсбуке www.facebook.com/homeopathyforallofus
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Гомеопатическое лечение -> Переводы Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Русская поддержка phpBB