Список форумов Гомеопатическое лечение Гомеопатическое лечение
форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Ганеман Предложения по предотвращению эпидемий в целом...

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Гомеопатическое лечение -> Переводы
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Зоя Дымент



Зарегистрирован: 30.11.2009
Сообщения: 1620

СообщениеДобавлено: Пн Окт 19, 2015 11:58 pm    Заголовок сообщения: Ганеман Предложения по предотвращению эпидемий в целом... Ответить с цитатой

С. Ганеман. "Малые труды". "Друг вашего здоровья" "Предложения по предотвращению эпидемий в целом, особенно в городах"

Хорошо организованная полиция должна позаботиться о том, чтобы тряпичникам не позволялось жить где угодно, но только в отдельных домах, недалеко от бумажных комбинатах,2 и им должно быть запрещено собирать помаленьку тряпье в каком-либо доме в городе, дожидаясь, пока его накопится в достаточном количестве. Должны быть распространены правила, принятые в Саксонии, а именно: тряпичники должны держать свои корзины на улице, по некоторому сигналу продать свое тряпье, а не оставаться в городе со своей коллекцией тряпья, и отправляться в деревню, и когда тряпичник устраивается на постоялом дворе, он должен оставлять свою тележку на открытой улице или перед дверью трактира, одним словом – под открытым небом.

2. Которые никогда не должны строиться вблизи городов и деревень.
Ему должно быть запрещено, под страхом ареста, выбирать из своей кучи тряпья и продавать другим для использования любые предметы одежды, которые еще можно носить.


Им также должно быть запрещено носить такую одежду самим или надевать на своих детей, как они часто сейчас это делают, с большим ущербом для своего здоровья, как я часто наблюдал.

Я видел, как таким образом по стране распространялась злокачественная эпидемия оспы.

Бумажная мельница должна быть устроена таким образом, что запас тряпья хранится в хорошо проветриваемых зданиях, далеко от жилых домов, а прием ветоши от сборщика и ее взвешивание для определения оплаты должны происходить в сарае, покрытом только сверху.

Торговцам старой одеждой должно быть разрешено вести свою торговлю только в открытых магазинах и не должно быть разрешено, под страхом тюремного заключения, торговать на дому. Все постельное белье и предметы одежды для продажи должны быть предварительно выстираны, не исключая цветных и шерстяных вещей, и полицейскому должно быть поручено проверить это, он должен время от времени проверять все содержимое магазина. Если он найдет грязную одежду, он должен забрать ее себе, показав инспектору полиции в присутствии торговца1.

1 При опасении, что такой предмет одежды, который, возможно, носил больной человек, может оказаться опасным для полицейского, следует иметь в виду, что бедный брокер, чтобы избежать такой потери, безусловно позаботится о том, чтобы не держать нестираные вещи в магазине, и полицейскому агенту вряд ли часто удастся что-либо конфисковать.

Только бюргерам данного города должно быть разрешено иметь дело со старой одеждой. Евреи, участвующие в этой торговле, должно быть лишены разрешения на это занятие. Женщины, продолжающие это занятие, должны быть помещены в исправительные дома.

Награда тем, кто улучшает тюрьмы, должна быть вручена от имени немцев англичанину - Ховарду. Вагниц следует по его стопам. Немыслимо, как часто самые разрушительные пары сконцентрированы в этих камерах, они чреваты смертью для тех, кто входит в них; как часто их посетители преждевременно отправлялись в могилу из-за смертельного тифа.

Деструктивные эпидемические заболевания часто происходят из этих смертельных стен.

Есть несколько видов тюрем. Здесь я говорю только о тех, где заключенные находятся пожизненно, так как виновны в тяжких преступлениях, но следствие иногда продолжается несколько лет, и посещение или инспекция их весьма часто является причиной инфекционного заболевания. Даже тогда, когда сами заключенные не болели лихорадкой, их выдохи, их дыхание и миазм, скрывающийся в их грязной одежде, часто оказывались причиной заразной лихорадки. Хейшем, Прингл, Циммерман, Сарконе и Летцом приводят множество подобных случаев.

Теперь, в истинном духе законов, свободных от варварства, даже наказание смертью не должно иметь никакой другой цели, отличной от безвредного наказания неисправимого преступника и удаления его из человеческого сообщества, поэтому лишение свободы заключенного должно быть безвредно, как при пожизненном заключении, так и во время проведения судебного разбирательства.

Никто, кроме тирана из Сиракуз, не мог мечтать об объединении каких-то бесчеловечных целей с такими тюрьмами.

Если же тюрьма даже при страшных правонарушениях может и должна быть ничем иным, как средством лишения заключенных возможности нанесения вреда обществу, в этом случае каждая пытка, в которой не было необходимости, является преступлением со стороны полиции. Я только упоминаю здесь о боли, причиняемой (из-за болезней) из-за нездорового состояния тюрем. Для того чтобы избежать этого, тюрьма никогда не должна быть меньше, чем на четыре фута выше земли, и проемы окон, являясь достаточно узкими, должны быть достаточно высокими, чтобы осуществлялся свободный доступ свежего воздуха. Если два окна не могут быть устроены друг против друга (а это лучший выход), в каждой малой камере должно быть, по крайней мере, три окна. Пол должен быть либо вымощен каменными плитами, либо, лучше, закругленными камнями, чтобы его можно было затопить и вымыть, раз в неделю, кипящей водой. Стены и крыши должны быть выложены из деревянных досок, как в крестьянских домах, для того чтобы их так же можно было мыть горячей водой1, как это принято в сельской местности.

1 Выдохи этих жалких существ, склонных к гнойным болезням, и животный яд, в них содержащийся, приводят к тому, что воздух в их узких камерах разрушаются, к этому добавляется большое количество людей в тюрьме, и со временем возникает моровой миазм.
Вышеуказанным образом он удаляется и смывается кипящей водой.
С помощью этих средств это мрачное обиталище остается всегда сухим, и истощение и опухоли, так часто встречающиеся у тех, кто претерпел долгое заточение, можно в значительной мере предотвратить. Если можно сделать отдушину, с целью выпуска испорченных паров на открытый воздух, тюрьмы, таким образом, потеряют значительную часть своей опасной способности к появлению паразитов.

Заключенный должен иметь, по крайней мере, один раз в неделю, свежую постель. Его покрывало для кровати, одежда и белье должны быть постираны в горячей воде, по крайней мере, один раз в неделю. Он сам должен быть вынужден, прежде чем надеть чистую одежду, полностью вымыться. Его камерная посуда должны быть ежедневно очищена вся и промыта кипятком. Он должен иметь возможность ходить на открытом воздухе, по крайней мере, один раз в неделю, не менее часа за раз.

Когда он освобождается из тюрьмы, его камера должна быть подготовлена для приема будущих заключенных: вымыты заново горячей водой пол, стены и потолок, посредством размещения в камере небольшой печки, труба которой выходит в окно. С ее помощью камера быстро очень сильно нагревается, так что теплый воздух должен унести чьи-либо выдыхания (до 150 °С), а затем печь уносят, если не предусмотрена печка в каждой камере.

В противном случае железная труба, сообщающаяся с открытым воздухом, должна иметь отвод в пол камеры, тогда воздух, проходя в зимний период через нагретую печь, попадает в камеру свежим и нагретым.

Очень жестоко собирать много заключенных вместе, не предоставляя каждому, по крайней мере, 500 кубических футов пространства и воздуха. Если этого не допускать, лучшие из заключенных оказываются жертвами плохого поведения худших, и невозможно представить, с какой быстротой там образуются самые вредные животные яды, самые смертельные. Полицейские власти, будьте гуманными!

Вряд ли нужно говорить, что заключение (часто долгосрочное) должников, которые часто заслуживают сострадания, должно происходить, по крайней мере, в неопасном для здоровья положении, как и здоровье тюремщиков или посетителей, по сравнению с преступниками.

Если военнопленные попадают в тюрьму или полевой госпиталь устраивается в здоровой стране во время войны, временно или надолго, власти, если они способны действовать, должны принять меры, чтобы эпидемия не распространилась по стране таким путем.
Военнопленные, которые часто страдают от тифа и гнилостных заболеваний, при перемещении через страну, обычно, если остаются на ночь в городах, размещаются в подвалах, для большей безопасности. Но как часто эта практика порождала распространение эпидемий!

Безопаснее поместить их в больших каретных сараях, конюшнях, амбарах за пределами города, чтобы они спали раздетыми на соломенных матрасах, обеспечив их теплым покрытием зимой, пока они отправятся в дальнейший путь1.

1 На марше они имеют много воздуха и физических упражнений; таким образом, они получают возможность отдохнуть в тепле и не устроят побег.

Если время года позволяет, они должны постирать одежду друг друга и белье в горячей воде и высушить все на открытом воздухе.
Наиболее разрушительные моры наиболее легко зарождаются в военных госпиталях. Позорное проявление варварства, даже в отношении врага, возводить их в середине городов.

Но если, тем не менее, это сделано, для бедных горожан, принесших с собой болезнь, как это часто бывает, делается очень мало в плане сохранения их жизни и здоровья их и их семей, поэтому они сами должны тщательно об этом позаботиться.

Если человек не хочет или не может покинуть город, он должен во всех ситуациях избегать связи и общения с больным, с инфицированными домами, и даже теми, кто часто бывает в этих домах. Если они приносят ему любую вещь, он должен принять ее у порога или на открытом дворе. Если это одежда или белье, он не должен использовать их прежде, чем погрузит вещи в горячую воду, смешанную с уксусом, на открытом дворе, или тщательно окурит их серою. Если это пища, 2 ее нельзя принимать до тех пор, пока она не будет приготовлена на огне или разогрета другим образом.
2 Человек, который подвергается опасности заражения, не должен передавать свой багаж больному, не должен оставлять свои привычные удобства, отдых, физические упражнения, питание или питье; но он должен тщательно избегать всех излишков в этих вещах, а также в страсти, венерическом волнении и проч. Другие профилактические меры, которые должны быть приняты, можно найти в первой части сборника "Друг вашего здоровья". Небольшое увеличение потребления стимуляторов, таких, как вино, табак и нюхательный табак, как говорят, является мощным профилактическим средством против инфекционных заболеваний.

Инфекционные заболевания могут передаваться через деньги и письма, деньги можно вымыть в кипящей воде, письма окуривают серой.

Несмотря на то, что яды животных, называемые инфекционными миазмами, на открытом воздухе не заразны на расстоянии нескольких шагов, так что мы можем (с большой осторожностью) сохранить наш дом свободным от инфекции среди прочих домов, где бушует болезнь, следует помнить, что движение воздуха может перенести миазм от больного человека на расстояние многих шагов, и после этого происходит случайное заражение.

Поэтому мы должны избегать ходьбы по узкому переулку, где будем вынуждены пройти мимо больного человека, и по аналогичной причине мы должны избегать узких проходов между домами. Прежде всего, мы должны воздерживаться от приближения к открытым окнам и бесед с людьми, в чьем доме или комнате есть инфекционные больные.

Знакомые целуются или пожимают руку друг другу; эта церемония должна быть опущена, когда нависла опасность, нельзя также пить из чужого стакана. Мы должны особенно избегать использования чужих ватерклозетов и не позволять незнакомцам использовать наш.
В такие времена мы никогда не должны вносить в наши помещения подержанную мебель1.

1 Я видел, как сыпной тиф периодически возникал в стране на протяжении многих лет просто из-за старой мебели, которая принадлежала лицам, умершим от этой болезни, но попала в другую семью при покупке.

Домашние животные, которым позволяют бродить, такие, как собаки и кошки, часто переносят в своей шерсти вирус инфекционной болезни. Ради безопасности целесообразно избавиться от них в таких случаях и не допускать, чтобы к вам приближались подозрительные собаки или кошки.
Высыхающие болота и старые рвы, близкие к человеческому жилищу, часто служат источником самых смертельных эпидемий2.

2 Я видел, как сороковая часть жителей большого города умирала от тифа вследствие неосторожного слива из городского рва.

Всякий раз, когда слизь из такого городского рва, которая, возможно, накапливались в течение многих лет, даже сотен лет, была лишена пресной воды, покрывающей ее, половина ядовитых животных веществ, содержащихся в ней, сразу переходит на последнюю стадию разложения. Эта последняя стадия разложения животных веществ бесконечно более ядовита, чем все предыдущие, как мы можем увидеть на примере быстрой смертельной обреченности выдохов из сточных ям, которые не были очищены в течение тридцати лет или более. И т.д.

Если ров окружает город, он должен быть очищен или осушен, так как это весьма желательно для здоровья жителей города; эта работа должна проводиться только в середине зимы. Вода должна быть удалена в виде слоев льда, и лед, который формируется вновь в течение нескольких ночей, также должен быть удален, и так до тех пор, пока воды не останется.

Но, так как для удаления грязи из городских канав гораздо предпочтительней давать ей постепенно высохнуть в течение необходимого для этого времени, поскольку постоянно выделяются пагубные пары, нет лучшего времени для их удаления, чем в стужу. Грязь, которая всегда находится в состоянии гниения, всегда теплая, никогда не замерзает настолько, чтобы ее нельзя было выкопать зимой. Мы также можем более легко организовать перевозку с помощью рабочего скота, благодаря отличному состоянию дорог в тяжелую морозную погоду.

После больших наводнений на равнине спонтанного осушения земли ожидать в скором времени не приходится, поэтому необходимо, чтобы все приложили усилия, чтобы очистить канавы и затопленные места, но если невозможно очистить воду в реке из-за ее низкого уровня, необходимо установить несколько малых ветряных мельниц, для того чтобы откачать воду как можно быстрее и высушить землю; ибо, если это не будет сделано, вода легко начнет загнивать, из-за чего с весны до осени порождаются дизентерия и сыпной тиф.

Стоящие низко дома, которые были затоплены водой, являются плодородным источником эпидемических заболеваний (см. у Клохкофа). Полицейские власти должны убедиться, что каждый домохозяин роет глубокую канаву вокруг своего участка, а особенно вокруг своего жилого дома; что все его окна и двери открыты большую часть дня; что он иногда зажигает огни даже летом и что в зимний период, во всяком случае, прежде чем он встает утром, все окна и двери остаются открытыми в течение часа за один раз.

Есть места, которые лишены (часто из-за незнания) достаточного поступления свежей проточной воды, вместо чего жители вынуждены использовать весеннюю или дождевую воду, принесенную издалека, или ограничиваться только дождевой водой. Во всех таких случаях они собирают воду в запас в больших водохранилищах, в которой она становится несвежей через несколько дней и превращается в очень нездоровый напиток, источник многих болезней. Вскоре вода снова становится прозрачной и без запаха; но через короткое время гниение возобновляется, и так продолжается до тех пор, пока вода потребляется, причем, в основном, в очень плохом ее состоянии.
Я не пытаюсь здесь определить, можно ли устранить эту проблему путем строительства не очень дорогих искусственных акведуков или (очень глубоких) скважин, но я убежден, что на плоской почве возможно прибегнуть к одному из таких планов, что бы не возражали против него ничтожные скупцы из корпораций, которые с равнодушием взирают на то, как постепенно вымирают общины. При отсутствии такого радикального лечения, я советую каждому домовладельцу держать свой запас воды в бочках, в которых на каждые 400 фунтов воды добавлен один фунт порошкообразного древесного угля, который, в соответствии с открытием Ловица, обладает силой сохранения воды от гниения и делает пресную воду сладкой. Прозрачную жидкость можно отводить, когда требуется, через кран, снабженный плотным льняным мешочком.

Подобная предосторожность против развития болезни принята на крупных судах, выходящих в море, которые часто оказываются в стесненном положении за счет недостаточного запаса пресной воды. Но много причин действует сообща, способствуя возникновению деструктивных заболеваний1. Среди них очень сомнительное питание судового экипажа, наполовину сгнившее, сушеное соленое мясо, с разными вредными жирными веществами, желание свежего воздуха, когда в течение продолжающихся штормов они проводят много дней вместе под палубой с закрытым иллюминатором, а испарения от их тел увеличивается до моровой вони; истощение моряков от слишком долгой работы, во время которой их мокрая одежда накапливает пот. Эти причины порождают и поддерживают цингу, дизентерию и другие болезни.

1-Майор Нанта наблюдал во время войны между Англией и Северной Америкой вспышку чумной лихорадки на борту флота, выходящего из Гаваны, настолько серьезную, что множество людей, находящихся, казалось бы, в добром здравии, умерло от болезни через три-четыре часа.

Риска таких расстройств можно избежать с помощью следующих мер: поставка растительной пищи, а в отсутствие зеленых трав – сухие бобовые, которые легко ферментируются, квашеная капуста, иногда коричневый сахар вместо масла, бренди для силы; мясной суп, прокипяченный и высушенный, вместо мяса, солодовый напиток для питья в добавок к воде, разделение труда на 8-часовые промежутки, проследить, чтобы экипаж был всегда одет в сухую одежду и привык к чистоте; откачка воды при необходимости, очистка воздуха между палубами с помощью больших жаровен с горящим углем, в соответствии с методом Кука.
Частое промывание морской водой различной утвари, пола, стен и доков принесет больше пользы при применении горячей воды. Если использовать для очистки толченый древесный уголь, смешанный с морской водой, можно эффективно избавиться от вони от стен. В дополнение ко всему этому следует позаботиться, чтобы на борту не оставалось больных людей или таких, которые едва оправились от болезни; и в хорошую погоду вся утварь и мебель должна быть часто выставлена на палубу на воздух.

Используя метод Саттона проведения свинцовых труб во все части корабля, причем все они доходят до кухонной печи, можно устроить так, что испорченный воздух будет, прежде всего, выводиться огнем. Но жаровни Кука гораздо выгодней, так как они нагревают стены, и, таким образом, уничтожают инфекционное вещество гораздо более действенно. Вентилятор Хейла (вид деревянных мехов) мало используется на судах. Является ли так называемый огородный салат ценным растением или, во всяком случае, полезен на борту как лекарство, для того, чтобы уменьшить вредные вещества? Способность, с которой его семена растут, хорошо известна. Нам нужно только насыпать его на кусок старой мокрой парусной ткани и покрыть несколькими кусками размотанного увлажненного старого жгута.
В городах, где быстрый поток воды не может быть проведен даже по маленьким улочкам, где экскременты животных, воды от стирки, моча и другие загрязнения людей и животных могут быть унесены без всякого вреда, нельзя обойтись без закрытых сточных ям.

Эти сточные ямы всегда плохи для здоровья человека из-за их способности породить мор или, по крайней мере, способствовать ему.
Для того чтобы сделать их как можно безобиднее, их следует сооружать, используя каменную кадку не только для стен и крыши, но их дно также должно быть вымощено сцементированными камнями, для того чтобы гнилостные загрязнения не проникали в землю, а их можно было бы вычистить из ямы.

Ямы следует чистить часто, и следует быстро устранять появившийся запах.

Время для очистки ям должно быть выбрано при сильном ветре, лучше всего северном, северо-западном, восточном или юго-восточном, и следует избегать такие дни, когда долго идет теплый дождь, спокойная или туманная погода, с преобладанием низкого показания барометра.
Хотя мы не в состоянии привести какие-либо примеры, в которых испарения из старых уборных вызвали распространение какой-либо эпидемии, все же никакая хорошая полиция, которая занимается здоровьем общества, не должна этого допустить, и, кроме того, встречались случаи, когда мастеровой, занятый в таких местах, распространял такие ядовитые испарения от своей одежды, что многие из тех, ко приближался к нему, заболели сыпным тифом.
Для того чтобы избежать опасного яда, выделяющегося из животных веществ, находящихся на последней стадии гниения, – наиболее опасного из всех ядов, – следует посоветовать удаление таких убийственных ям, и ни один здравомыслящий человек не будет возражать против этого.

Но если они существуют и требуется очистка, нужно подойти к ней с осторожностью. Простейший метод освобождения таких ям от ядовитых испарений всегда сводится к тому, что в них опускают небольшие пучки зажженной соломы, присоединенной к проводу, так как редко в них находится какой-либо горючий газ, который мог бы поставить под угрозу воспламенения дома. Эти пучки должны быть опущены до глубины, на которой они почти погашаются парами, а затем они должны быть сожжены. Этот процесс должен быть повторен с все большим количеством соломы, пока прослойка газа не удалена до самого дна и атмосферный воздух займет место огнегасящего газа. Но наши меры предосторожности не должны на этом прекращаться, так как в такой ситуации рабочие погибают не только из-за недостатка атмосферного воздуха, но еще больше из-за испарений, поднимающихся на небольшую высоту – из-за их веса – при взбалтывании человеческих экскрементов, которые находятся на последней стадии гниения. Для того чтобы сделать их как можно более безобидными, сухой подожженный хворост следует бросить в яму, в количестве, достаточном, чтобы прикрыть дно, и там его нужно оставить, пока он полностью не расходуется. Тепло, вырабатываемое таким образом, по истечении одного часа, устранит запах, по крайней мере, на фут в глубину. Рабочий должен тогда удалить это количество грязи, вязанка хвороста должна быть сожжена, как раньше, на новом слое и так до тех пор, пока все не будет очищено.

Если действительно подтвердится, что большинство наших полицейских властей отменили захоронения в церквях, мы не должны на этом успокаиваться. Старые могилы до сих пор существуют в наших церквях, и в них находящиеся на последней и наиболее ядовитой стадии разложения трупы еще не перестали излучать свои разрушительные эманации1. Поэтому изменения и строительные работы на полу в таких в церквях чреваты явной опасностью для жизни рабочих и церковных общин, откуда заболевания могут распространиться на значительную часть населения.
1 Следует иметь в виду, что наиболее фатальные эманации, порождаемые на последней стадии гниения, не легко поднимаются, они тяжелые и не часто встречаются, выше тлетворной матери, пока не перемешиваются и оказываются опасными для жизни.

В июне 1773 г. могила была открыта в церкви Солье, Бургундия, и вскоре прошла церковная служба, вследствие чего 40 детей и 200 взрослых людей, вместе со священника и дьячком, были задеты поднимавшимися испарениями и перенесли злокачественную болезнь. Более того, до сих пор полностью не установлено, сколько лет заразное вещество может оставаться заразным, прикрепленное к погребенным трупам тех, кто умер от злокачественных болезней.
Во многих странах доступ к телу покойного воспрещен. Но в других, где просвещение не так преобладает, инфекционные заболевания часто распространяются таким образом, чему я видел много примеров в Саксонии. В 1780 году девушка привезла сыпной тиф в Квенштадт из Ашерслебена. Все ее многочисленные братья и сестры и родители заразились от нее, один за другим, но все выздоровели постепенно, за исключением одной взрослой дочери, которая умерла от пролежней. Я предпринял большие усилия, чтобы предотвратить распространение заболевания на другие дома. Мне удавалось это в течение пяти месяцев, пока эта девушка не должна была быть похоронена. Молодой человек из этой деревни нес тело в гробу, заколоченном в соответствии с моими указаниями, до могилы. Здесь, из-за привязанности к покойной, они нарушили строгие приказы моего друга, священника; заставили открыть крышку гроба, чтобы увидеть труп еще раз, прежде чем он будет опущен в могилу. Другие, движимые любопытством, подошли. На третий и четвертый день после этого все те, кто участвовал в этом действии, лежали смертельно больные этой лихорадкой, даже все, кто подошел к могиле (некоторые из них – из окрестных деревень), всего восемнадцать человек, из которых только несколько избежали смерти. Эпидемия сыпного тифа в это же время распространилась вокруг.

Желательно, чтобы важные персонажи, инспекторы смерти, и те, кто обмывает покойника, чья обязанность изначально состояла в молчаливой констатации вида кончины и проверке болезни, получили от юридического медицинского работника точные инструкции по этому отнюдь не простому вопросу, прежде чем выполнить такую важную, такую чрезвычайно важную обязанность? В каком количестве случаев они не могли установить истину, как много случаев убийства не обнаружили, и то, что нас интересует особенно в этом вопросе, как часто они могли не обнаружить, что некоторых умерших не видел ни один врач, и они, возможно, трудились в условиях заразной болезни?
Мы не должны быть слишком безрассудны, имея дело с телами, доставленными в прозекторскую, не доставлять туда тех, кто умер от инфекционных заболеваний, не прикасаться к субъектам, которые находятся на последней стадии гниения, нельзя ради бравады слишком много возиться с мацерированными частями, находящимися в состоянии крайнего разложения и часто улетучивающимися под нашими пальцами – они ничему не могут научить нас. Примером служат студенты, которые просто рассматривают все, несмотря на риск заболеть.

Но особенно развиваются инфекционные эпидемии в городах, приютивших, обновивших, способствующих и воспроизводящих более заразные и более смертельные болезни в небольших, низких, старых домах, расположенных близко к городским стенам, прижавшимся друг к другу на узких сырых улочках, лишенных доступа свежего воздуха, где обитает бедность, мать грязи, голода и отчаяния. Для того чтобы сэкономить на топливе и дорогой аренде, несколько несчастных семей часто живут в тесноте, часто все в одной комнате, и они не открывают окна или дверь для доступа свежего воздуха, чтобы в комнату не попал холодный воздух. Только тот, кто по делу оказывается в этих обителях страданий, может знать, насколько здесь сконцентрировано животное вещество испарений и дыхания, застойное и гниющее, как легкие одного борются за то, чтобы урвать у другого небольшое количество жизненно важного воздуха, с тем чтобы выдохнуть его обратно вместе с истощенными веществами крови; как тусклый, меланхолический свет от их маленьких темных окон соединяется с расслабляющей влажностью и плесенной вонью старых тряпок и гнилой соломы, и как горе, зависть, вздорность и другие страсти окончательно лишают их и так слабого здоровья. В таких местах инфекционные эпидемии не только постоянно тлеют, стоит только искре попасть туда, но разрастаются, вырываются и становятся фатальными для более богатых граждан.

В компетенции властей и отцов страны превратить места рождения эпидемий в здоровые, счастливые человеческие жилища. Больше мне нечего добавить, я отворачиваюсь от них, сохраняя в себе милосердие.
Если обитатели этих мест имеет работу, их организмы, привыкшие к скудной оплате и тяжелой работе, сносно противостоят инфекции; но когда они теряют работу, когда им не хватает самого необходимого для жизни и они начинают голодать, в этих грязных источниках страданий и горя начинаются заразные болезни и постоянные эпидемии. Только после страшных 1771, 1772 и 1778 годов некоторые правители поняли опасность, которой они сами подвергаются, если не обеспечат безопасность своих многочисленных подданных, организовав зернохранилища и мучные склады в скудные годы.

Я должен сделать в этом месте общее замечание, что большинство наших городов не приспособлены, не рассчитаны на обеспечение здоровья. Высокие городские стены и бастионы теперь вообще признаны бесполезными для городов, и города не укреплены. То, что они вредны, предотвращая доступ свежего воздуха, также легко понять. Но почему массы домов в большинстве городов слишком тесно прижались друг к другу, вообще не понятно, и есть только одна оговорка, что так выгодней для бизнеса и торговли.
В строящихся городах нельзя разрешать строить дома выше, чем в два этажа, каждая улица должна быть, по крайней мере, двадцать шагов в ширину, и построена довольно прямо, для того чтобы воздух мог проникать беспрепятственно, и за каждым домом (угловые дома, возможно, исключение) должны находиться двор и сад, шириной в дом и в два раза длиннее его. Таким образом, воздух может быть легко обновлен за домами, на значительном пространстве, образованном прилегающими садами, и впереди домов, на широких и прямых улицах. Такое устройство будет эффективно для подавления инфекционных заболеваний и сохранения общего здоровья1, так что если бы мы это осуществили, большинство предохранительных мер против эпидемии, которые я предложил выше, могли бы оказаться в некоторой степени лишними.

1 Ухудшенный воздух в тесно построенных городах с высокими домами особенно вреден для детей и приводит к той деформации прекрасной человеческой фигуры в виде рахита, которая выражается как размягчение костей, в сочетании со слабостью мышц, бездействием лимфатической систем, и высокой степенью раздражительности.

Немедицинский наблюдатель не сразу заметит большое количество этих несчастных маленьких чудовищ в тесно построенных городах, отчасти потому, что очень многие из них оказываются в могиле в первые годы их жизни, отчасти потому, что калеки стесняются и скрываются от всеобщего обозрения.

Такими преимуществами в этом отношении не обладают Нойвид, Дессау и проч.!

Красивые, вместительные, высокие и просторные магазины, которые встречаются в некоторых городах (например, Дрездене), не так хороши, как открытые лавочки мясников, стоящие на рынках, только покрытые крышей. Гнилостный смрад всегда концентрируется в магазинах, построенных для продажи мяса.

Магазины по продаже запасенной рыбы и сельди должны быть расположены на открытом воздухе, вне городских ворот; отвратительное зловоние, которое исходит от них, достаточное доказательство их некачественного состояния.

Если бы было возможно изгнать полностью из внутренней части городов все мануфактуры и склады мясников, мыловарни, бумажное производство, прядильни, варку клея и все другие профессии, которые имеют дело с животными веществами, легко разлагающимися, и перевести их в специальные сооружения за городскими воротами – это было бы большим преимуществом в том, что касается инфекционных заболеваний. Я видел много домов мясников на узких улочках, полностью оставленные жильцами во время эпидемий, в то время как дома по соседству пострадали гораздо меньше.

Удивительно, как лень этого класса людей, которые лелеют свои предрассудки, вдохновляет их на такое глубокое уважением к некоторым вещам, которые оказываются ужасными для них, так что нет большой разницы1 между ними и святыми вещами. Непостижимый ущерб приносит то, что тела погибших домашних животных, а также те лица, которые имели с ними дело, остаются вне вмешательства полиции. Вследствие этого возникают беспорядки и вред для здоровья сообщества. В этом месте я должен только пожаловаться на обычай оставлять тела погибших домашних животных на открытом воздухе, на пустырях и в общественных парках, недалеко от жилища человека, обычай, настолько противостоящий всем идеям сохранения здоровья2.
1. Любопытно, что почти во всех языках одни и те же выражения применяются к самым ужасным и к наиболее почитаемым вещам – например, schaudervol, Sacer, awful (внушающий ужас или уважение)
2. Происходит ли этот обычай из-за суеты, когда человек думает, что отстаивает свое право на звание единственного творения Создателя, и предполагает, что является единственной ценностью, заслуживающей быть похороненной под землей, и, чтобы показать свое презрение к высшим животным (даже наиболее полезным и наиболее ценным для нас), дает им гнусные имена и оставляет их без погребения на открытом воздухе, в нарушение природы, которая стремится скрыть от публичного взгляда все процессы разложения?

Если, как это действительно происходит, все разлагающиеся животные вещества производят ужасное впечатление на наши чувства, если, кроме того, все заразные болезни возникают из-за разложения, как мы можем представлять, что такие большие массы разлагающихся трупов коней и крупного рогатого скота, особенно в периоды большой смертности среди крупного рогатого скота, могут не вызывать беспокойства, если речь идет о здоровье людей. Ведь это очевидно!

Только в больших и регулируемых городах я встретился с некоторым вниманием (хотя редко достаточным), направленным на продажу испорченного питания, особенно для животных. В районах, где предостаточно рыбы, многие виды, особенно мелкие, доставляются на рынок со всеми признаками гниения. Их приобретают бедняки, из-за дешевизны, никого это не беспокоит, и работники, заболев, считают виновным в своей болезни что угодно, но не настоящую ее причину. Никто не заботится о себе; продавец этой пагубной пищи возвращается домой после беспрепятственного занятия своим делом. Власти, которые могут случайно услышать об этом, скажут себе: «Там, где нет жалобщика, нет судьи». Можно ли их называть отцами города? Другие виды испорченной пищи также могут вызывать инфекционную тифозную лихорадку.

В крупных мануфактурах и работных домах, где рабочие живут вместе в одном доме, того, кто заболел, должны, как только он начинает жаловаться, немедленно отделить от здоровых рабочих, и больные также должны быть отделены друг от друга, пока они полностью не выздоровеют. И даже там, где рабочие находятся вне общего дома, но приходят работать вместе в больших рабочих помещениях, обязанность мастера этого производства, особенно на момент распространенности эпидемии, отправить домой сразу тех рабочих, кто начинает жаловаться на болезни. Большое внимание следует уделять всегда, но, особенно, когда болезнь распространена вокруг, на то, чтобы рабочие и складские помещения хорошо проветривались и содержались в чистоте.

Государственные школы являются, как правило, местами распространения заразных заболеваний, таких, как оспа, корь, скарлатина, злокачественные болезни горла, милиарная лихорадка, (коклюш?) и многие кожные заболевания. Если бы школьным учителям в целом было наказано обращать больше внимания на физическое и моральное обучение своих учеников, чем на зубрежку и переполнение их памяти, много зла такого рода можно было бы предотвратить. Им следует велеть не допускать больного ребенка в класс, если внешне заметно, что он болен. Помимо прочего, больной ребенок не может ничего выучить.

Во времена распространения болезни, священнослужитель должен публично предупредить членов своей общины не приходить в церковь, когда они чувствуют себя нездоровыми, и, таким образом, не подвергать своих соседей опасности.

Я не могу здесь вдаваться в подробности того, как власти плохо устраивают работные дома, исправительные дома, детские дома и госпитали инвалидов, а также обыкновенные больницы и лазареты, вызывая этим возникновение и распространение инфекционных заболеваний, и еще меньше я могу описать лучшие планы для таких учреждений, предназначенных для поддержки самых жалких классов общества. Тема слишком важная и во многих отношениях слишком обширна, чтобы осветить ее в нескольких словах.
_________________
Моя страница на Фэйсбуке www.facebook.com/homeopathyforallofus
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Гомеопатическое лечение -> Переводы Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Русская поддержка phpBB