Список форумов Гомеопатическое лечение Гомеопатическое лечение
форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Биография Беннингхаузена

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Гомеопатическое лечение -> Переводы
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Зоя Дымент



Зарегистрирован: 30.11.2009
Сообщения: 1643

СообщениеДобавлено: Пт Янв 30, 2015 7:20 pm    Заголовок сообщения: Биография Беннингхаузена Ответить с цитатой

http://homeoint.org/seror/biograph/boenning2.htm
Clemens Maria Franz Von Boenninghausen
Presented by Dr R. Séror


БИОГРАФИЯ БЕННИНГХАУЗЕНА

В "Американском гомеопатическом журнале" (А. H. Z.), т. 68 на с. 56 читатели увидели следующее примечание:
"В тот момент, когда выпуск журнала был готов к печати, мы получили очень печальное известие о том, что 26 января 1864 года К. фон Беннингхаузен скончался на семьдесят девятом году жизни от апоплексического удара.

При первом впечатлении от этой новости, отозвавшейся печальным эхом в сердцах наших коллег, мы только в состоянии воскликнуть «Прощай!» вслед этому благородному усопшему.

Наша наука потеряла в нем одного из своих пионеров, наш журнал – одного из своих лучших сотрудников, Общество врачей земли Рейнланд-Вестфалия – своего главу и опору, наше Центральное общество – самого почетного члена, а мы – верного друга и любимого учителя.
Пусть земля будет ему пухом!"

А в следующем номере появилась его биография.

Наше чувство горячей благодарности и высокого уважения к нашему покойному другу и коллегу К. фон Беннингхаузену, постоянному и уважаемому автору нашего журнала, возлагает на нас печальный долг сопровождения его ухода несколькими словами любви и признания, а также мы должны установить ему памятник, мимо которого каждый, кто пришел, чтобы узнать и понять его усилия и труды, не сможет пройти без чувства глубокой печали и большого уважения.

Мы бы с радостью еще долго не приближались к выполнению такого долга, но Парки не учитывают пожелания и желания людей, и Атропос перерезает нить жизни своей неумолимой рукой.
Нам везет, если она не приближается со своими острыми ножницами слишком рано к Клото, прядущей нить жизни.

А усопший, кажется, действительно был особенно любим богиней судьбы, ибо он достиг возраста, который предоставляется Провидением только некоторым из смертных.

И если мы обдумаем эту жизнь и подумаем о тех превосходных качествах и добродетелях, которыми он был наделен, об его постоянной деятельности в стремлении помочь своим братьям и потомкам, то поймем, конечно же, что всепоглощающая смерть не может уничтожить эту жизнь, ибо он будет жить в истории нашей науки, он останется славным примером для наших молодых людей, так как оставался деятельным даже в преклонном возрасте, и, вдохновленные этим примером, они смогут разжечь факел, благодаря своей энергии и мужеству.

Давайте не будем откладывать и представим нашим читателям честно и правдиво эту жизнь, как это сделал сам усопший около двух лет тому назад.

Клеменс Мария Франц фон Беннингхаузен, доктор юридических наук и медицины, родился 12 марта 1785 года в Херингхавере, поместье, принадлежащем его родителям, в Оверэйсселе, провинции Нидерландов.

Его отец, Людвиг Эрнст фон Беннингхаузен, подполковник и камергер принца Мюнстера, Рыцаря голландского Королевского ордена, умер 5 мая 1812 года; его мать, Тереза, урожденная баронесса Вейхса на Венне, умерла 7 апреля 1828 года.

Из пяти его сестер и братьев, среди которых только один был его старше, его сводный брат, а все остальные были младше на несколько лет.

Его предки, чьи имя и герб упоминались еще в тринадцатом веке, в числе которых был австрийский генерал-фельдмаршал, приближенный императором Фердинандом и получивший от него диплом 20 мая 1632 года как королевский баронет, относятся к старинному дворянскому роду из Вестфалии и Рейнской области.

Поскольку практически все Беннингхаузены в последние 300 лет посвятили себя военной карьере, они не были особенно богатыми.
Первые годы жизни юный Беннингхаузен постоянно жил в сельской местности, где получил хорошее физическое развитие, занимаясь верховой ездой, охотой и подобными телесными упражнениями, но его ум был лишь умеренно развит его учителем.

Когда Беннингхаузен на двенадцатом году жизни пришел в гимназию (High School) в Мюнстере, то он оказался в конце класса, но уже в первом семестре выбился на первое место, которое затем и удерживал.
После шести лет учебы в гимназии в Мюнстере, он поступил в Голландский университет в Гронингене, где провел три года, посещая не только юридические лекции, но также более важные лекции по естественной истории и медицине, к чему имел особую склонность.
30 августа 1806 года он защитил диссертацию по юридическому праву и получил степень доктора юриспруденции.
1 октября того же года он был назначен адвокатом в Верховном суде в Девентере, и, таким образом, началась его карьера юриста, которая оказалась короткой.

Осенью 1807 он сопровождал своего отца в Утрехт, куда тот отправился как представитель Избирательного комитета Оберриселя, к Луи Наполеону, который в то время был королем Голландии и проживал в Утрехте.
Сын присутствовал на приеме как спикер, поскольку он лучше отца знал французский язык.
Следствием этого стал нежелательный пост аудитора Тайного советника: это назначение было для него весьма неожиданным.

С этого времени его карьера в голландском суде приняла очень необычное бурное течение. Перепрыгивая через своих коллег, которые были его старше, он за год стал королевским аудитором, а через 14 дней занял пост Генерального секретаря по юридическим вопросам.

На этой влиятельной должности, очень трудоемкой, он оставался до отставки короля Голландии 1 июля 1810 года, причем последние полгода выполнял также функции королевского библиотекаря и начальника топографического бюро, а также казначея Резервного фонда.
Отставка короля очень огорчила Беннингхаузена, потому что он потерял доброго и милосердного учителя; он отказался от дальнейшего трудоустройства на голландской гражданской службе и в сентябре 1810 года вернулся к отчему очагу, чтобы посвятить себя изучению сельского хозяйства и наук, с ним связанных, и, особенно, ботаники, которая постепенно стала его любимым занятием.

Вступив в брак осенью 1812 года, весной 1814 он переехал в свое наследственное имение Даруп, чтобы вплотную заняться там сельским хозяйством, и начал переписку с самыми выдающимися агрономами Германии, среди которых были Таир и Шверц.

В результате он написал несколько статей для "Macglinsche Annalen", среди которых, вероятно, особого внимания заслуживает его статья "Культура ржи по Твенту", так как Таир издал ее отдельно (Берлин, А. Рикер, 1820); советуясь с Таиром и беря с него пример, он продолжал трудиться над улучшением сельского хозяйства в Вестфалии.

Одним из пунктов в этой деятельности явилось создание им Сельскохозяйственного общества округа Мюнстер.
Это было первое такое общество в западной части королевства и в расширенном виде оно все еще существует.
Первое заседание этого общества состоялось под руководством Беннингхаузена 3 мая 1819 года в столице округа Кёсфельд.
Среди его брошюр в этом направлении стоит упомянуть работу "Статистика сельского хозяйства Вестфалии за 1828 год (242 стр., 8 т.)", опубликованную в Мюнхене в 1829 году.
В 1816 году, при реорганизации прусских провинций, Рейнланда и Вестфалии, ему предложили пост Президента провинциального суда общей юрисдикции района Вестфалия, в Кёсфельде, где находилось его имение Даруп; он принял пост и занимал его до 1822 года.

В течение этого периода была признана необходимость регистрации используемых земель в Рейнской провинции и Вестфалии, и Беннингхаузен в качестве единственного судебного президента был приглашен на конференцию, проводимую в Годесберге, недалеко от Бонна, чтобы поделиться своим мнением опытного и теоретически образованного специалиста в сельском хозяйстве, относительно технической части оценок.
В результате, Беннингхаузен и г-н Больсхаузен были назначены Общими комиссарами для проведения регистрации в этих провинциях.
Это новое занятие привело к почти постоянным путешествиям в общины для регистрации земель, но в то же время увеличилась возможность исследования флоры в этих провинциях, и эту возможность Беннингхаузен старательно использовал, что позволило ему опубликовать свою первую работу в этом направлении, "Продромальная флора Мюнстера», касающуюся обильного цветочного разнообразия этих провинций.
В работе было много нового, в том числе было показано сходство с флорой Англии.

Примерно в это же время он был назначен директором Ботанического сада в Мюнстере; на этом посту он оставался несколько лет и общался со многими выдающимися ботаниками Европы.
Его сельскохозяйственные и ботанические труды снискали достаточно аплодисментов, и он не только был награжден дипломами многих научных обществ, но также получил самый высокий знак отличия в ботанике: С. Шпренгель (Syst. veg. III, p. 245) и Рейхенбах (Uebers des Gewaechsreichs, p. 197) назвали в его честь по одному роду растений.

Серьезное расстройство здоровья Беннингхаузена, до тех пор вполне хорошего, произошло осенью 1827; два самых знаменитых врача решили, что у него гнойный туберкулез, и положение еще ухудшилось весной 1828 года; так ему впервые представился случай познакомиться с гомеопатией.

Когда врачи потеряли надежду на выздоровление Беннингхаузена, он написал прощальное письмо в Херфорд своему старому другу-ботанику, про которого никогда не забывал, А. Вэйхе, MD, который был первым врачом-гомеопатом во всей Рейнской провинции и Вестфалии – правда, Беннингхаузен не знал об этом, так как в своей частой переписке они касались только ботанических тем.

Вэйхе, глубоко тронутый печальным известием, сразу ответил и попросил точно и подробно описать болезнь и сопутствующее ей состояние, и выразил надежду на то, что он сможет помочь, используя недавно открытый лечебный метод, так как очень хочет спасти друга, которого высоко ценит.

Беннингхаузен, конечно, самым добросовестным образом выполнил любезное предложение Вейхе и получил от него лекарство, и постепенно начал выздоравливать, а к концу лета был совсем здоров.

С этого времени Беннингхаузен не только твердо верил в гомеопатию, но стал активным пропагандистом ее.

После тщетных призывов и попыток заинтересовать врачей Мюнстера, с которыми он тесно общался, будучи членом и одним из основателей Медицинского общества, он сам решил заняться этим вопросом, освежая с усердием и рвением наполовину забытые медицинские знания, полученные им в университете Гронингена, и имел удовольствие стать полезным для многих, кто искал его помощи.
Только двое из самых старых врачей, д-ра Луттербек и Туистинг, занявшиеся гомеопатией благодаря некоторым замечательным исцелениям своих пациентов, обратились к Беннингхаузену за помощью и постоянно прислушивались к его советам и наставлениям, и верили в новую медицину, хоть эта истина открылась им лишь незадолго до смерти.
Некоторых иностранных врачей из Франции, Голландии, Америки и т.д. также привлекла растущая слава Беннингхаузена, и они воспользовались новым учением.

Но так как Беннингхаузен официально не был врачом, и, следовательно, не имел права на медицинскую практику, он мог встретиться с большими неприятностями и препятствиями в своей карьере; поэтому в течение первого года он направил свою деятельность, главным образом, на литературную работу, с помощью которой он пытался сделать практику гомеопатии более легкой и, таким образом, способствовать ее развитию; но, в конце концов, по приказу короля Фридриха Вильгельма IV от 11 июля 1843 года Беннингхаузен получил разрешение вести практику без каких-либо ограничений.

Большинство работ Беннингхаузена относятся непосредственно к этому периоду, они были известны немецким гомеопатам, и сам Ганеман использовал их; труды Беннингхаузена интересовали последователей, переводчиков и плагиаторов.

Так как Беннингхаузен быстро понял, что основой любого истинного исцеления является точное знание достоинств лекарственных средств, его главной целью стало обнаружение характеристик лекарств и размещение этой информации таким образом, чтобы исследователь мог, без особых трат времени, освежить сведение о лекарстве в своей памяти или найти нужный первоисточник.

Беннингхаузен, в начале уделявший этой работе лишь зимние месяцы, когда у него оставалось больше свободного времени, после завершения реестра используемых земель попросил об увольнении с государственной службы и получил его, а затем он уже посвящал весь досуг литературной работе и гомеопатической практике.
Это подтверждается его независимыми трудами, а также его материалами в Archiv, Zeitung и L'Homoeopathe Belge.
Ранее Беннингхаузен переписывался с Таиром и Шверцем, затем – со Шпренгелем, Кохом, Линком, Декандолем и т.д., но с 1830 года он регулярно и постоянно переписывался с самим Ганеманом, а также со Штапфом, Гроссом, Mюленбейном, Вэйхе и некоторыми другими, и вел эту переписку до конца их жизни.
После кончины досточтимого основателя нашей школе и «ветеранов старой гвардии", Беннингхаузен продолжал свою переписку с знаменитостями этой науки, проживающими как внутри страны, так и за рубежом.
В 1848 году он учредил ежегодный съезд врачей-гомеопатов Рейнской провинции и Вестфалии; эти съезды проходят и в наше время.
Впоследствии он был избран членом большинства гомеопатических обществ, которые сейчас по-прежнему существуют, а также тех немногих, которые остались в прошлом, Гомеопатический медицинский колледж в Кливленде (Северная Америка) присвоил ему звание Доктора медицины, выдав диплом 1 марта 1854 года, а по приказу императора Франции от 20 апреля 1861 года он стал рыцарем Почетного легиона.

Несмотря на прожитые 78 лет, его здоровье, благодаря гомеопатии, было в полном порядке, а его умственный и физический расцвет позволял ему оставаться постоянно активным в науке, которой он посвятил остаток своей долгой деятельной жизни.

Из семи его сыновей двое последовали примеру своего отца. Старший (Карл, родился 5 ноября 1826) несколько лет прожил в Париже, был вхож в высокие круги, он женился на привлекательной приемной дочери уважаемой вдовы Ганемана, с которой они вместе проживают, и, благодаря его доступу к библиотеке, содержащей наследие этого знаменитого человека, он скоро сможет сообщить много интересного о рукописях и оставшихся дневниках.

Младший сын (Фридрих, родился 14 апреля 1828,) вначале решил делать судебную карьеру, после окончания учебы в университете он с честью сдал первые два экзамена, но затем решил посвятить себя медицинской карьере.
Соответственно, он прошел требуемый университетский курс по этой специальности и сдал официальные экзамены. Затем он, совершенно правильно и надежно, решил увидеть своими глазами успех, достигнутый обеими школами, прежде чем решить, что выбрать.
Однако уже сегодня результат не вызывает вопросов, так как у Беннингхаузена есть два верных и полных последователя в гомеопатии, но и от остальных пяти сыновей он получал только радость, что редко бывает в такой большой семье.

Это образ долгой и богатой событиями жизни замечательного Беннингхаузена, как он сам описывал, полный благодарности судьбе, сохранившей его от внешних бед, и самого высокого почтения к нашему учителю и мастеру, великому созданию которого Беннигхаузен посвятил полжизни.

С момента, когда он увидел, что его разрушенная здоровье восстанавливается с помощью тогда еще мало известной гомеопатии, он поклялся себе, что будет изучать новый лечебный метод для того, чтобы иметь возможность работать для его распространения.
И как хорошо он выполнил эту клятву! Несомненно, в отличие от большинства людей, он проявил такое бескорыстие и силу характера, какие редко можно встретить у людей в наше время.
Получив действительно классическое образование, хорошо знакомый с естественными науками, он не испытывал никаких трудностей, несмотря на свой преклонный возраст, в приобретении необходимого медицинского знания, чтобы успешно приступить к изучению гомеопатии.

Вскоре он сформировал «сок и кровь» своих принципов, и со свойственной ему проницательностью почувствовал, что Materia Medica Ганемана составляет основу и самый важный элемент всей гомеопатии. В результате он сосредоточил свои усилия почти исключительно на этом предмете исследования.
С каким рвением и с каким успехом он посвятил себя этому, видно из его обширной, чрезвычайно успешной практики, а также из его многочисленных литературных трудов.
Его знания о действии гомеопатических лекарств все более росло и углублялось, так что после смерти Ганемана не было никого, кто бы мог соперничать с Беннингхаузеном в этом знании.
Очень часто в нашей переписке с Беннингхаузеном мы имели возможность восхититься и удивиться его мастерству в этом отношении.
Изумительно четким, точь-в-точь, был его лекарственный диагноз, и он основывался не на простых внешних и вторичных симптомах, но схватывал суть и совокупность эффектов лекарств.
Блестящий пример этого – его параллели между Causticum и Calcarea, изложенные в нашем журнале.
Он был хорошо осведомлен о том, что многие гомеопаты, которые всеми силами хотят реформировать гомеопатию, не обладая необходимыми для этого знаниями и истинным пониманием предмета, были против его начинаний, и как могли, порочили его; но никакие ругательства или насмешки не могли заставить его свернуть с пути, который однажды он осознал как верный.
С самого начала своей гомеопатической деятельности он пошел по следам Ганемана и следовал по этому пути очень строго и добросовестно до последнего вздоха.
Но он не следовал принципам и учению мастера слепо и бездумно.
Чествуя мастера и защищая его от клеветы, он, тем не менее, не считал его непогрешим в каждом пункте, но признавал его великое открытие как непорочного и совершенное.
Поэтому все его усилия были направлены на совершенствование практики гомеопатии и облегчение ее осуществления у постели больного.
Большое число самостоятельных трудов Беннингхаузена, а также его более многочисленные статьи и трактаты, которые он размещал в Архиве Штапфа и на страницах нашего журнала, направлены на достижение именно этой цели.

Первой и высшей заповедью успешного гомеопатического лечения пациента, он, как и Ганеман, считал строгую и точную индивидуализацию; точное обследование больных и подробное изложение образа болезни, что, незадолго до своей смерти, он горячо рекомендовал всем молодым врачам в специальном трактате.
Уже в последние годы своей жизни он опубликовал второе издание своей работы «Терапия перемежающейся лихорадки», первая часть которой только сейчас появилась в совершенно переработанном и дополненном виде.

Так неустанно, на благо гомеопатии, наш покойный друг трудился в течение полувека, и столько энергии могло быть только у человека, который посвятил свою жизнь святой истины.
Он считал учение Ганемана драгоценным камнем, который следует тщательно беречь и охранять от всех нечистых примесей.
В одном из своих писем он писал, что гомеопатия станет более известной, поднимет выше свое знамя, ее имя будет ярче светиться среди прочих наук, все более она наполнится лечебной силой и покажет свою мощь, если перестанет рядиться в ложные наряды и не будет заимствовать чужие одежды и украшения.
Для гомеопатии характерен естественный рост, и она независима по своей природе, и любая чуждая ей примесь только наносит ущерб ее интересам.
Зародыш для ее развития находится внутри ее собственной природы, и, следовательно, необходим только разумный садовник, который предоставит лишь необходимый уход, а также верный сторож, который будут безжалостно уничтожать все сорняки вокруг.
И свои мысли и слова он претворял в практику. Он не отклонялся на дюйм от учения и правил гомеопатии, и только о них он думал и нашел путь для развития и совершенствования этого учения.

Одним из правил гомеопатии он считал минимизацию дозы и ее редкое повторение. В результате, в течение последнего десятилетия своей жизни, он использовал только высокие потенции, как правило, 200-ю, приготовленную Лерманном и Шенингеном.
Он не стремился теоретически объяснить эффективность этих минимальных доз, он стремился доказать их действенность блестящими успехами.
Мы здесь упомянем об его лечении животных, сообщенных им в последнем томе нашего журнала; он излагает свое сообщение в скромной манере, но его излечения, несомненно, вновь доказывают превосходную эффективность высоких потенций.
Он боролся с принципом, разделяемым многими гомеопатами, что острые болезни нуждаются в более высоких дозах, чем хронические, и показал неубедительность этого утверждения на примере своих многочисленных лечений крупа высокими потенциями, это же было показано в последнее время во многих практических излечениях.
Это использование очень малых доз не означает, что все должны применять их, потому что для этого требуется особое и точное знание о гомеопатических лекарствах, которым обладал покойный и каким не каждый гомеопат обладает.
Мы далеки от желания зажигать вновь старый спор о дозах, но думаем, что должны заявить, что покойный своей последовательной и успешной практикой доказал, что гомеопатический принцип минимальной дозы является непреложной истиной и входит в совокупность принципов гомеопатии, как и первый принцип, закон подобия.

Так Беннингхаузен, следуя по стопам Учителя, способствовал распространению гомеопатии, подтверждая и совершенствуя ее; и на этом пути он немало способствовал более широкому ее успеху.
За это, а также за все его большие заслуги перед гомеопатией, он заслужил искреннюю благодарность и самую верную любовь всех преданных ему коллег, проводивших его в последний путь, он ушел от нас с верным сознанием самого честного исполнения своих обязанностей и полезной деятельности.
Он ушел с миром, ибо добросовестно и сознательно использовал предоставленное для жизни время и закончил свою работу. Его дух никогда не стремился отдыхать, потому что новая работа служила ему для восстановления сил.
Редко кто-либо из образованных людей в часы досуга создал такой труд, какой оставил нам покойный, а именно: "Примечания к Афоризмам Гиппократа".
Этот труд находится в центре сокровищницы его учености и классической культуры и свидетельствует о его крайней скромности.
Эти качества в самом деле были украшением всей его жизни и деятельности. Он никогда не желал навязать другим во всей полноте свои знания, не навязывал своих убеждений, независимо от того, насколько полно они его принимали.

Он не имел никакой неприязни к своим противникам и оппонентам, которые, выступая против него, не всегда сохраняли то уважение, которое он заслуживал, и не платил им той же монетой; если они не заслуживали достойного ответа, он просто оставлял их без внимания; в иных случаях он пытался развеять их заблуждения на научной основе.
Никогда из-под его пера не вытекло ни одно слово или выражение, которое бы каким-либо образом нарушило социальные приличия или уважение к коллеге.
Рыцарь в истинном смысле этого слова, он ненавидел всякий раздор, и рано привык воздавать честь заслугам даже своих противников.
Как и в науке, так и в остальном, он любил правду превыше всего; эту сияющую жемчужину своей жизни он окружал своей редкой честностью и благодарностью, доброжелательностью и сердечной добротой.
И, как будто небеса желали вознаградить эти добродетели уже здесь, они предоставили ему долгую жизнь без треволнений, крепкое здоровье и силу даже в преклонном возрасте, и также удовлетворили его желание короткой и безболезненной кончины.
( продолжение ниже)


Последний раз редактировалось: Зоя Дымент (Пн Фев 16, 2015 12:35 pm), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Зоя Дымент



Зарегистрирован: 30.11.2009
Сообщения: 1643

СообщениеДобавлено: Сб Янв 31, 2015 10:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

(окончание)
"С начала прошлой зимы, – пишет нам его сын, д-р Фридрих фон Беннингхаузен, – мой дорогой отец страдал от мокроты в груди, вызывающей временами усиленный кашель, а во время выделения мокроты, которая трудно отходила, от астмы.

Примерно на Новый год, в связи с простудой, вызванной преобладающим холодным северо-восточным ветром, случилось обострение, в связи с чем появились некоторые опасения.
Но, благодаря отличному действию правильно выбранного лекарства, его здоровье улучшалось день ото дня, так что он мог снова, без проблем, заняться своими привычными делами и вести привычный образ жизни.

В пятницу, 23-го января, он казался энергичным и ни на что не жаловался. У него был хороший аппетит, нормальная походка, и он смог заниматься своей работой и перепиской без всякого напряжения и усталости.

Тем больше было мое удивление и горе, когда я был вызван на следующее утро к моему дорогому отцу и обнаружил, что он перенес инсульт. Даже беглый осмотр дал печальный прогноз.
Левая сторона тела была полностью парализована, на этой стороне отсутствовала чувствительность и невозможны были движения.
Еще большее беспокойство вызывало состояние легких; на левой стороне тела движения отсутствовали, дыхание сохранялось, но с трудом, и было слабым из-за правого легкого. Зрачок левого глаза был сильно сужен и нечувствителен к свету.

Несмотря на закупорку в голове, сенсорная система была почти не нарушена, поэтому он сам, как обычно, очень точно различая лекарства, указал ясно и верно на характерные признаки, принял участие в выборе лекарства и в своем собственном лечении.
Хотя принятые лекарства очень скоро проявили свое благоприятное действие и ослабили паралитические симптомы, вызывая полезный теплый пот, состояние легких не позволяло серьезно надеяться на лучшее.
Энергия органов дыхания стабильно уменьшалась, отек постепенно распространился на большую часть легких, хрипы и стерторозное дыхание усиливались и становились все громче.

Но, несмотря на это, он оставался в сознании почти до самого конца, который наступил после неуклонно прогрессирующего ослабления дыхания почти незаметно, тихо и спокойно, в 3:46 утра, 26 января».

"Так ушел возлюбленный глава нашей семьи, вокруг которого собирались все члены ее в радости и любви, так старейший приверженец единственного истинного метода лечения, посвящавший ему в течение полувека почти все свои силы, за несколько дней до того еще крепкий и наделенный юношеским духом, внезапно и неожиданно лежал перед нами мертвым.
Какие чувства и мысли возникали во мне, когда я, наконец, рассматривал лицо моего милого отца, такого доброго и спокойного даже в смерти, ибо он был не только моим отцом, но и великим учителем и мастером. И его наука, и его семья потеряли в нем своего самого благородного отца!"

«Но наш благородный отец никогда не будет забыт, мы заявляем это от имени нашей семьи, находящейся в трауре, и от имени науки.
Несмотря на то, что его тело превратится в прах, его дух будет жить в его произведениях, память о его жизни будет вдохновляющим примером для всех нас, и все мы должны относиться к работе так же усердно, так же честно и с такой же верой в великое создание Ганемана.

Путь таких людей станет больше, чтобы потеря, из-за которой мы сейчас страдаем, не ощущалась так остро!

О, так прими, дорогой, еще раз нашу искреннюю благодарность за твою верность, твою преданность и твое самопожертвование – и от нас лично нашу благодарность за твою привязанность, которую с большой любовью ты предоставил нам. Мы знали, насколько она ценна, и гордились ею.
Покойся с миром. – Мейер.»

В Allg. hom Zeitung (т 68, с. 133) читаем:

«Pulsatilla была лекарством, с помощью которого покойный Беннингхаузен был вылечен от тяжелой легочной болезни и которое обратило его к гомеопатии. – Д-р Гросс».

«Подписавшийся особенно благодарен Беннингхаузену, ибо посредством своих трудов он в одиночку смог установить отличительные характеристики лекарств нашей Maтерии медики, которые схожи в своем действии при сравнительном анализе. – Д-р Х. Гросс».

Д-р Данхэм, который был большим другом Беннингхаузена, опубликовал следующее сообщение в American Homoeopathic Review за апрель 1864 года:
«С глубокой скорбью мы встретили смерть этого выдающегося врача.
На протяжении многих лет он был близким другом Ганемана. Он был связан с непосредственными учениками Ганемана, Штапфом, Гроссом, Мюденбейном, Гартманом и Рюкертом, в то время, когда гомеопатия только устанавливалась на прочном фундаменте как практический метод, он оставался неутомимым тружеником на благое дело долгие годы после того, как не стало Ганемана и его учеников.

До дня своей смерти он был в постоянном общении, путем переписки или посредством журналов, со всеми серьезными трудолюбивыми молодыми гомеопатами-практиками.

Он, таким образом, был связующим звеном между прошлым поколением мастера и активным нынешним поколением, одновременно и почтенной реликвией прошлого, и надежным лидером нынешнего поколения.

И теперь эта связь оборвана. Последний "Ветеран старой гвардии" упокоился. Гениальный голос замолчал навсегда. Ясные, спокойные и святые глаза закрыты. Проницательный рассудок, который так редко ошибался, постоянно активный мозг прекратил свой земной труд. Доброе сердце, в котором никогда не зарождался никакой эгоистический порыв, больше не бьется.

Для нас, его близких друзей, испытывающих глубокое и сильное чувство большой потери, и для профессии в целом, остаются спелые плоды его опыта и эрудиции, воплощенные в его опубликованных работах, а также яркий пример его насыщенной жизни.


Из приведенной выше биографии Беннингхаузена ясно, что жизнь нашего друга и коллеги была полна разнообразной деятельности. В своих официальных занятиях, а также в исследованиях по сельскому хозяйству и ботанике, он всегда преследовал хорошо определенные практические цели, и это всегда придавало его работе благотворный характера.

И когда он начал трудиться в области гомеопатической медицины, его энергия была направлена в соответствующем направлении. Он глубоко овладел древней и современной философией, но его ум, по сути, имел практическое направление.

Его больше всего привлекали те вопросы, которые были связаны с практической проблемой в определенной области трудовой деятельности и могли принести практические результаты. Теории и теоретические рассуждения, а также построение системы, привлекающее многих врачей-гомеопатов, для Беннингхаузена, пожалуй, имели второстепенное значение.

Он понимал, что первостепенно важным делом было такое исследование Материи медики, которое бы выявило рельефно характерные особенности каждого отдельного лекарства, так чтобы практикующий мог легко и надежно выбрать такое лекарство, которое бы было наиболее близко по своим симптомам болезни, подлежащей лечению. Именно таким исследованиям он и посвятил себя.

В результате этих исследований он опубликовал небольшую работу, под названием «Характеристики гомеопатических лекарств», а также "Согласование связей между гомеопатическими лекарствами".

Примерно в то же время он опубликовал свою работу "Терапевтическая записная книжка, или Руководство для изучающего Материю медику и врача у постели больного", предназначенную, главным образом, для того чтобы помочь изучать Материю медику таким образом, который Беннингхаузен счел наиболее успешным.
Он опубликовал также "Реперториум Материи медики", который построен лучше всех, предложенных доныне.

В этих работах Беннингхаузен обращает особенное внимание на большое значение характеристических симптомов и значение модальностей и сопутствующих симптомов как знаков для индивидуализации.

Можно отметить, что работа "Характеристики…" никогда не была переведена на английский – к сожалению, издатели предпочли ей подобную, но неизмеримо уступающую ей работу Яра.
"Терапевтическая записная книжка" была переведена на французский и английский язык. Но Беннингхаузен сообщал автору, что французский перевод был сделан так небрежно, что списки лекарств в ряде случаев оказались вовсе не под теми заголовками, где должны были находиться, в результате чего работа не могла служить истинным руководством.
Это было сделано д-ром Роттом, тем самым, который в своих исследованиях Материи медики теперь также обвиняет в неточности и небрежности переводчиков Ганемана, и которого д-р Геринг недавно обвинял в неточном цитировании относительно Sabadilla.

Английский перевод д-ра Лори имеет те же недостатки, так как переведен с "улучшенного французского" перевода, а не с оригинального немецкого.

В Америке появились два перевода д-ра Хемпеля и д-ра Оки. Беннингхаузен опубликовал также небольшую брошюру "Лечение перемежающейся лихорадки", которая была переведена д-ром Хемпелем.

В последнем письме, которое автор получил от него, датированном 9 ноября 1863, Беннингхаузен пишет:
«У меня сейчас у издателя, в Лейпциге, находится трактат (как можно более полный) « Лечение лихорадки», новая редакция моей брошюры по этому вопросу, опубликованной в 1833 году, она не только значительно расширена, но лучше организована».

Полагают, что он почти завершил работу «Лечение эпилепсии», а также новое и дополненное издание своего «Реперториума».
Эссе о лечении болезни "Коклюш" было опубликовано в 1856 году. Английский перевод с дополнениями теперь у издателя.
Венцом литературного творчества всей его жизни, однако, была работа, которая появилась в начале 1863 года – "Афоризмы Гиппократа, с комментариями одного гомеопата", большой том формата в восьмую долю листа, причем книга эта настолько наполнена знанием и проницательными наблюдениями, что получила восторженные похвалы от всей аллопатической прессы.

Французский перевод в скором времени появится в Брюсселе.

Беннингхаузен был озабочен тем, чтобы появился английский перевод и чтобы его опубликовали в Америке, где, как он считал, гомеопатия прогрессирует больше и заметней, чем в Англии, и, если бы не проблемы с бизнесом, вызванные войной, вполне вероятно, перевод бы уже появился.

Он хотел, чтобы вначале был помещен биографический очерк автора, и именно из материалов, подготовленных им для такого очерка, автор составил приведенную выше биографию.
Английский перевод будет украшен тонко гравированным портретом с рисунка Ротинга, как пожелал автор.

Беннингхаузен начал практиковать гомеопатию в соответствии с практическими правилами, изложенными Ганеманом.
Когда высокие потенции были введены впервые, он, по рекомендации Гросса, начал очень осторожно проводить эксперименты с ними, прежде на домашних животных, а потом, воодушевленный результатами, очень осторожно – на своих пациентах.
Семь лет было посвящено этим опытам, результаты которых всегда записывались и тщательно сопоставлялись.
Наконец, он убедился в превосходстве высоких потенций над низкими, и в течение двадцати двух лет, до момента своей смерти, использовал только высокие потенции, в конце концов – исключительно 200-е во всех случаях.

Он записывал каждый случай, в котором было сделано назначение. В 1862 году он сообщил автору, что только что начал 112-й том своих «Клинических записей».
Из этих 112 томов, как можно с уверенностью отметить, по крайней мере восемьдесят содержат записи о лечении почти исключительно высокими потенциями. Богатая сокровищница опыта для добросовестного и разумного исследователя!

Беннингхаузен строго придерживался при назначении лекарств практических правил Ганемана. Он был достаточно осторожен, чтобы никогда не повторять лекарство, пока не исчерпано действие принятого ранее.

Он полностью отрицал чередование лекарств.
Лутце в работе "Домашняя практика" упоминает рекомендацию Беннингхаузена о комбинировании лекарств. Это совершенно неверно.
Автор имеет в своем распоряжении и давно собирается опубликовать письмо, в котором Беннингхаузен совершенно отрицает любую такую рекомендацию, искренне выражает осуждение этой практики и приводит историю происхождения предложения объединять два или более лекарств в единое назначение.

После отставки со службы, которую он исполнял под руководством прусского правительства, Беннингхаузен удалился в Мюнстер, где н построил дом, в котором жил, когда автор посетил его, и в котором он умер.

В этом доме он обычно принимал пациентов ежедневно с 9 утра до 2 часов дня. С 2 до 5 часов он отдыхал, как правило, гулял в пригороде или вдоль красивой набережной, которая окружала город, занимая территорию бывшего крепостного вала, или в ботаническом саду при резиденции герцога.

Именно в эти часы отдыха его гениальные социальные качества, остроумие и огромные разнообразные знания были особенно заметны.
Автор вспоминает, как в ходе одной из таких прогулок, Беннингхаузен, желая мягко поддержать его, заметив некоторые проявления тоски по родине, серьезно сказал ему, что он должен с ним пойти, чтобы увидеть соотечественника, обитающего в Мюнстере.
В связи с этим он повел автора в ботанический сад, и там, с очаровательной придворной церемонией, представил автору статное тюльпановое дерево (Лириодендрон тюльпановый), которое, как сказал Беннингхаузен, привезли из Америки сорок лет назад, и которое он считал иммигрантом из США в Вестфалию.

Беннингхаузен очень интересовался историей и прогрессом гомеопатии во всех частях мира. Особенно же он заинтересовался развитием гомеопатии в Америке, в стране, из которой он получил много символов уважения и восхищения.
Получив экземпляр издания "Труды Гомеопатического медицинского общества штата Нью-Порк", опубликованного в 1863 году Законодательным собранием штата, он выразил большое удовольствие, используя следующую формулировку:
"Я был очень приятно удивлен прогрессом гомеопатии в вашей стране. Ваше правительство, действительно, не перестает способствовать всему, что является действительно спасительным для человечества.
На самом деле это вполне может служить образцом для всех других правительств. Его заслуга тем больше, что военные бедствия не мешают ему простирать свою власть на защиту общественных благ".

А сейчас этот активный, с уважением относящийся ко всякому доброму делу, с честью оправдывающий высокое общественное доверие, но посвящающий свои способности с одинаковой добросовестностью лечению крестьян и высокородных знаменитостей, неравнодушный ко всему, что касается благосостояния человечества, всегда готовый указать ищущему знаний пути, которые он сам так успешно протоптал, живший среди нас, веривший, заслуживший честь и любовь выдающийся врач и джентльмен, христианин ушел на покой. – D.»

В этом же номере Ревью д-р Липпе пишет о своем друге:
«Д-р фон Беннингхаузен, от А.Д. Липпе, МD, Филадельфия, штат Пенсильвания.
Печальная новость дошла до нас, что ушел еще один из ветеранов гомеопатии. На 26-й день января, известный благородный барон Клеменс Мария Франц фон Беннингхаузен скончался в Мюнстере, на 79 году жизни. Как мы можем создать достойный памятник нашему покойному коллеге?

Беннингхаузен оставляет в наследство потомкам свои разнообразные сочинения и глубокие труды. Среди них он предоставил нам, до того, как завершил свой земной путь, прочное доказательство своих обширных знаний и навыков, очень тщательную оценку и понимание гомеопатии, в своем последнем и великом произведении «Афоризмы Гиппократа", с примечаниями гомеопата.

Таким потрясающим оказался поток его знаний, изливаемых на протяжении всей этой работы, что даже оппозиционные медицинские журналы были вынуждены хвалить его глубокие способности.
Беннингхаузен посвятил всю свою жизнь гомеопатии и дальнейшему развитию науки.

Будучи другом и учеником Ганемана, он не переставал восхищаться ежедневно своим общением с ним, а после смерти великого мастера изучил все его труды и, таким образом, еще более постиг учение и был убежден в истинности наблюдений Ганемана и большом труде, им проделанном.

Следуя учению Ганемана и руководствуясь им, он разрабатывал гомеопатию дальше. Его глубокие знания нашей Материи медики очевидно и бесспорно доказаны на каждой странице его «Конкорданций», «Реперториума» и «Карманной записной книжки».
Его знаменитая добросовестная точность восхищает тех, кто обращается к его трудам и ценным работам, а те, кто, подобно мне, имел честь и счастье восхитительной близости с ним, будут часто вспоминать обаяние всегда поучительного разговора с ним, неподражаемую простоту в общении и доброту этого прекрасного человека.

Он оставил нам эти подарки, и нам стоит подумать, каким образом лучше создать ему памятник, который этот великий человек заслужил своей службой по развитию гомеопатии, и, таким образом, страдающему человечеству.
Наш ушедший коллега говорил о том, каким бы он хотел видеть заслуженный памятник нашему мастеру, Ганеману, и я здесь процитирую одну из его превосходных статей, написанную вскоре после смерти Ганемана, а затем переведенную и опубликованную в Homoeopathic Examiner, том 4, 1846 г.

В статье "Три предостерегающие правила Ганемана" он говорит: "Если признаки не обманывают меня, мы находимся в начале новой эпохи, отмеченной смертью нашего Мастера, чей гений парит вокруг нас, эпохи, когда патологически разрастания должны быть удалены и подлинный металл должен быть отделен от шлака.
Давайте сделаем так, что наш союз впредь будет крепче, пусть в него войдут те, кто желает хорошо трудиться, но давайте с неослабевающей серьезностью исключать из наших рядов тех, кто глумится над благим делом, раскольников, и включать тех, кто пытается получить подтверждающие мнения и гипотезы в тщательных наблюдениях.
Но давайте в то же время почтим память великого реформатора в медицине, подчиняясь его учению, результатам пятидесятилетних наблюдений, повторных и комплексных исследований и испытаний, и станем открыто передавать друг другу свой опыт.
Это был бы лучший способ создания памятника, который этот великий человек заслужил трудами, совершенными на пользу страждущему человечеству".

Так Беннингхаузен иллюстрирует и подтверждает три предостерегающих правила Ганемана.
Счастливая эпоха, о которой он говорил, до сих пор не наступила, условия, о которых он упоминал как необходимые для ее прихода, когда «патологически разрастания должны быть удалены и подлинный металл должен быть отделен от шлака», еще не выполнены, но если признаки времен не обманывают меня, хотя все условия еще не созданы, но ожидаемая счастливая эпоха скоро наступит.
Три предостерегающие правила Ганемана, результаты пятидесятилетнего опыта, ставшие также правилами Беннингхаузена, послужат хорошей основой для экспериментов, подвергающих гомеопатию неоднократным и всеобъемлющим проверкам и испытаниям, и их результаты должны открыто сообщаться остальным, тем самым мы можем подготовить лучший и прочный памятник этому великому и благородному человеку, и, поступая так, создавая желаемый и решительный союз, мы ответим на его пожелания и почтим его память, почитая память нашего великого мастера.

Пульман говорит, что д-р Карл фон Беннингхаузен был современником Яра.
Он опубликовал в 1832 году "Реперториум антипсорических лекарств", а позже "Гомеопатическую терапию перемежающейся лихорадки", "Гомеопатия, Руководство для публики" и другие работы.
Его самая важная работа (давно напечатанная) – «Записная книжка для врачей-гомеопатов, для клинического использования и для изучения Чистой Материи медики".
Он создал в 1846 году Общество врачей-гомеопатов Рейнланд-Вестфалии.
В 1860 году, в возрасте 75 лет, он издал свои "Афоризмы Гиппократа с комментариями гомеопата".
Как Яр, он придерживался всех догм Ганемана и, особенно, теории потенцирования. Он назначал исключительно потенцию 200С.

Труды Беннингхаузена:
1 - "The Cure of Cholera and its Preventatives," according to Hahnemann's latest communication to the author. 1831.

2 - " Repertory of the Antipsoric Medicines," with a preface by Hahnemann with respect to the repetition of the dose of a remedy. 1832.

3 - " Summary View of the Chief Sphere of Operation of the Antipsoric Remedies and of their Characteristic Peculiarities, as an Appendix to their Repertory." 1833.

4 - " An Attempt at a Homoeopathic Therapy of Intermittent Fever." 1833.

5 - " Contributions to a Knowledge of the Peculiarities of Homoeopathic Remedies." 1833.

6 - " Homoeopathic Diet and a Complete Image or a Disease." For the non-professional Public. 1833.

7 - " Homoeopathy, a Manual for the Non - Medical Public." 1834.

8 - " Repertory of the Medicines which are not Anti-Psoric." 1835.

9 - " Attempt at Showing the Relative Kinship of Homoeopathic Medicines." 1836.

10 - "Therapeutic Manual for Homoeopathic Physicians." for use at the sickbed and in the study of the Materia Medica Pura. 1846.

11 - " Brief Instruction for Non-Physicians as to the Prevention and Cure of Cholera." 1849.

12 - The Two Sides of the Human Body and Relationships." Homoeopathic Studies. 1853.

13 - " The Hom. Domestic Physician in Brief Therapeutic Diagnoses." An attempt. 1853.

14 - "The Homoeopathic Treatment of Whooping Cough in its Various Forms." 1860.

15 - "The Aphorisms of Hippocrates, with Notes by a Homoeopath". 1863.

16 - "Attempt at a homoeopathic Therapy of Intermittent and Other Fevers," especially for would-be Homoeopaths. Second augmented and l revised edition. Part 1. The Pyrexy. 1864.

(Brit. Jour. Hom., vol. 22, page 151.
Amer. Hom. Revew, volume 4, page 433.
World's Con. vol. 2. page 36.
Kleinert, 314.
Lute's Fl. Blatter, Feb. 21, 1864.
Med. Couns., vol. II p. 402.
All. hom. Zeit., vol. 68. pp. 56, 64, 133.
Rapou, vol. 2.)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
sma111



Зарегистрирован: 22.10.2008
Сообщения: 1958

СообщениеДобавлено: Пн Фев 02, 2015 1:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

спасибо.
_________________
SMA
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Зоя Дымент



Зарегистрирован: 30.11.2009
Сообщения: 1643

СообщениеДобавлено: Вт Фев 03, 2015 3:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Пожалуйста.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Гомеопатическое лечение -> Переводы Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Русская поддержка phpBB