Список форумов Гомеопатическое лечение Гомеопатическое лечение
форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Гомеопатия и "прогресс науки", Майкл Дин

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Гомеопатическое лечение -> Переводы
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Зоя Дымент



Зарегистрирован: 30.11.2009
Сообщения: 1620

СообщениеДобавлено: Сб Июл 30, 2016 8:47 am    Заголовок сообщения: Гомеопатия и "прогресс науки", Майкл Дин Ответить с цитатой

На каком фоне появилась гомеопатия, в чем она принципиально отличалась от других направлений медицины, чем ее философская сущность близка представлениям Аристотеля и современных философов о выводе нового знания... Я долго читала статью Дина, так как там есть философские понятия, с которыми я была плохо знакома, вовсе не знакома или не с тем знакома. Поэтому я не уверена, что у меня хватит духу привести здесь перевод всей статьи, хотя я считаю ее достаточно принципиальной для понимания отрицательного отношения к гомеопатии большинства медиков и прочих скептиков. Малые дозы - это так, наживка для масс. Суть не в этом.
Всю не всю, но часть я подготовила и предлагаю вашему вниманию.

http://adsabs.harvard.edu/full/2001HisSc..39..255E
Hist. Sci., xxxix (2001)
Гомеопатия и «Прогресс науки»
Майкл Дин
Йоркский университет


В 1790 году, отвернувшись от медицины и занявшись переводами, чтобы зарабатывать на жизнь, один немецкий врач описал состояние терапии того времени в аннотации к трактату «Материа медика» Уильяма Куллена (1710-90), выдающегося врача из Эдинбурга:
Кровопускание, лекарства от лихорадки, прохладные ванны, расслабляющие напитки, ослабляющая диета, очищение крови и вечные слабительные и клизмы образуют круг, из которого немецкий врач никогда не выбирается. 1

Отчаявшимся переводчиком и комментатором Куллена был Фридрих Христиан Самуэль Ганеман (1755-1843). Родился он в Мейсене, стал врачом, химиком и лингвистом, изучал медицину в Лейпциге и закончил обучение в Эрлангене в 1779 году. После 1790 года, в оставшиеся пять десятилетий своей долгой жизни, он постоянно атаковал кровопускание, слабительные, пластыри, полипрагмазию и большие дозы, а также жестокое обращение с психическими больными, что ставит его в один ряд с Роджером Бэконом, Парацельсом, Дж. Б. ванн Хельмонтом и Г. Е. Шталем, которые выступали по тем же вопросам и часто в тех же терминах. До того, как Ганеман начал реформировать терапию, он достиг известности и уважения современников во всех своих профессиональных занятиях. Христоф Гуфеланд (1762-1836), на которого часто ссылаются как на величайшего немецкого клинициста конца восемнадцатого века, описывал Ганемана так: "…один из самых выдающихся немецких врачей... врач-практик со зрелым опытом и серьезными размышлениями".2 По количеству цитируемых статей, по данным, найденным в «Анналах химии» в архиве Lorenz Crell, в 1784-89 годах Ганеман попадает в число первых 15 немецких химиков.3 Переводы научных, медицинских и литературных произведений на немецкий язык с английского, французского, латыни и итальянского языка были достаточно высоко оценены и принесли ему награды и много предложений относительно дальнейших переводов и написания оригинальных учебников. В статье об его переводе книги об оптовом производстве химических веществ F. Demachy пишет, что перевод был лучше французского оригинала, благодаря многим важнейшим замечаниям Ганемана и дальнейшим развитием идей книги.4 В «Фармацевтическом лексиконе» Ганеман рассматривает каждый аспект наилучшей практики в области фармацевтики так определенно и всесторонне, что эта работа является реформистской и, по мнению критиков, у Ганемана не остается конкурентов.5

В то же время Ганеман выступает с предложением различных мер в области общественного здравоохранения, настолько прогрессивных, что их подобия нет у Рикмана или Франка, но без государственнических идей последних. Программа Ганемана охватывает улучшенный рацион питания и жилье для трудящихся, реформу тюрем, строгий контроль ремесел, таких, как сбор тряпья и бумажное производство, подпитывавших и распространявших инфекционные болезни, а также принудительную изоляцию инфекционных пациентов.6 Развивая свои идеи дальше, в течение двух десятилетий после 1790 года Ганеман создал новую фармакотерапевтическую систему, которую он считал более гуманной и эффективной, чем любая известная до того времени, и в конце концов назвал гомеопатией.

Несмотря на разносторонние фундаментальные знания Ганемана, его поносили предшественники, настроенные критически против существующей системы, а предлагаемый им выход из терапевтической анархии того времени принес ему больше критики, чем известность. Как правило, его изображали шарлатаном, который не в состоянии заработать на хлеб в обычной медицине,7 нечестным или невменяемым,8 и по пренебрежительной оценке, распространяющейся на его последователей, он "слишком слаб умственно, чтобы практиковать медицину или даже заботиться о себе самом".9

Я здесь намерен лишь кратко упомянуть о философской и научной основе ганемановских нападок на традиционную терапию. Я не стану давать отчет об источниках и предшественниках Ганемана в создании его системы, а также об его влиянии на терапию девятнадцатого века и фармакологию.10 Я хотел бы просто проследить за тем, как в начале девятнадцатого века Ганеман пытался ввести гомеопатию в немецкую медицинскую жизнь и какие трудности возникли в связи с этим, какие велись теоретические академические обсуждения, начавшиеся с его принципиально нового предположения о месте терапии в медицине, – обсуждения, в ходе которого терапия была предана в интересах «науки». Я надеюсь показать, что произошедшее исключение гомеопатии из биомедицины более объясняется на этом уровне, а не вследствие пресловутых «бесконечно малых» доз, – аспект, который чаще всего выдвигается в качестве самоочевидного объяснения.
_________________
Моя страница на Фэйсбуке www.facebook.com/homeopathyforallofus


Последний раз редактировалось: Зоя Дымент (Чт Ноя 03, 2016 9:14 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Зоя Дымент



Зарегистрирован: 30.11.2009
Сообщения: 1620

СообщениеДобавлено: Сб Июл 30, 2016 8:58 am    Заголовок сообщения: продолжение Ответить с цитатой

(продолжение статьи "Гомеопатия и "прогресс науки")
ФИЛОСОФИЯ, МЕДИЦИНА И AUFKLÄRUNG (нем. просвещение)
Ганеман не был одинок в своем недовольстве тем, что медицина не может осуществить идеалы немецкого Просвещения (Aufklärung). В 1790-е годы многие немецкие врачи поддержали призыв к преобразованию медицины на основе критической философии Иммануила Канта (1724-1804), чтобы она соответствовала определенности физических наук. В 1784 году в берлинском журнале обратился к нескольким ведущим мыслителям с просьбой ответить на вопрос: «Что такое Просвещение?» Известное эссе Канта11 начинается со слов: "Просвещение – это выход человека из состояния своей незрелости" (курсив автора). А в 1798 году доктор Иоганн Карл Остерхаузен отдал дань уважения Канту в эссе «О медицинском просвещении", которое он определил как "освобождение человека из его зависимости в вопросах, касающихся его физического состояния''.12
Концептуальная пропасть, отделяющая смиренное ремесло медицины от установленных наук была очерчена Кантом в письме 1799 года: врачи в настоящее время борются с симптомами, в то время как в системе Брауна "болезнь была похожа на уравнение с х".13 Кант продвигал свою доктрину, что научное знание обязательно количественное, ссылаясь при этом на систему Джона Брауна (1735-88 ), шотландского ученика Каллена, который сводил все болезни в одной фундаментальной категории: изменение «возбуждаемости», или степени жизнеспособности.14 Здоровье любого организма состоит в поддержании баланса между его «возбуждаемостью», или предрасположенностью к возбуждаемости, и внутренними и внешними «стимулами» – пищей, лекарствами, эмоциями, например, которые постоянно влияют возбудимость: рост возбуждения ведет к «стенической» болезни, а уменьшение – к «астенической» болезни. Привычные ярлыки болезней, такие, как «желтуха», «водянка» или «лихорадка», были просто точками, отмеченными между двумя экстремумами на некой возрастающей шкале, подобной на термометр, и лечение, соответственно, было простым: «При стеническом диатезе нужно уменьшить возбудимость, а при астеническом диатезе нужно возбудимость усилить и продолжать увеличивать»15.

На практике изнурительное лечение, такое, как кровопускание или опиум, и стимулянты, такуие, как алкоголь, отвечали каждой клинической потребности. Возрождение Брауном раннего греческого методизма является хорошо известным и наиболее влиятельным примером рационалистическое направления в медицине конца восемнадцатого столетия. Интерес в Германии к броунизму, как здесь называли эту систему, был таков, что в 1802 году в Геттингене студенты-медики сражались несколько дней с властями, чтобы доказать истинность учения, пока не подоспела кавалерия. 16 В полной противоположности к более известным французским попыткам реконструировать медицину как индуктивную науку, на основе нозологических категорий Линнея и поиске поражения, в Германии задача состояла в том, чтобы найти главные принципы, которые лежат в основе нозологии и терапии, и тем самым поднять рационализм на новую высоту. Андреас Рёшлауб (1768-1835), профессор медицины из Бамбергского университета, был одним из инициаторов развития немецкого направления. Как ведущий немецкий браунист, Решлауб преобразовывал дальше простое «уравнение» возбудимости Брауна, добавив жизненный принцип, с которым конфликтовала возбудимость. В связи с развитием других областей, он также пытался примирить браунизм с химией Лавуазье и объяснял полярные болезни окислением и раскислением. 17 Его интерес к объяснению болезней на основе химии был широко распространен.

Например, Дж. Б. Т. Баум (1756-1828), профессор из Монтеплье. Предложил разделить болезни на основе дефицита водорода, азота (нитрогена), теплорода (невесомый флюид Лавуазье, из которого возникает тепло), фосфора и кислорода.18 Но главная цель, к которой стремился Решлауб, – создать концепцию, разъясняющую формальную дедуктивную «науку» медицины, и в 1799 году в важной статье он приводит иерархическую конструкцию, для поддержки практики и обучения этой системе.19
Для осуществления этой цели надо было вначале создать стандартную терминологию, чтобы избежать разночтений в теории и практике. Среди прочего, требовалось уточнить термины Heilkunde и Heilkunst, относительно которых существовала путаница. Этимологически, оба слова происходят от корня Heil исцелять, лечить (heil - целый, невредимый, благополучный, а вот heilen лечить, исцелять). Cуффикс –kunde обозначает знаие или теорию и превращает сущность или деятельность в предмет или дисциплину: Heilkunde обозначает медицину, подобно тому как Erkunde означает географию.

Существительное Kunst означает искусство или мастерство, и его в восемнадцатом столетии добавляли ко многим терминам, чтобы указать на ремесленную или профессиональную деятельность, требующую организованного корпуса знаний, или Wissenschaft.

В соответствии с Рёшлаубом, Medizin – медицина – содержит два отдела: Heilkunde – теоретическая, научная часть, и Heilkunst – техническая, практическая часть. Важно понимать, что Heilkunde относится только к избавлению пациента от болезни. Этот раздел медицины не включает в себя химию, анатомию и физиологию и не распространяется на занятия гигиеной и поддержкой здоровья. Heilkunde дальше подразделяется на общий и прикладной разделы, имеющие дело с законами здоровья и болезни, их проявлениями при патологии и классификацией нозологий, а также включает в себя фармакологию.- Heilkunst состоит при этом из врачебной практики, что делают врачи при реализации своих теоретических знаний, и включает в себя диагностику, прогностику и терапию. Это слово на фоне 18-го века является немецким эквивалентом гиппократовского tecne iatrice (лат. ars medendi, искусство исцеления), и популярное определение из 1830 года помогает прояснить ее существенную практическую цель: Heilkunst может «применяться внутренне, в различных формах, или внешне, как, например, мази».20

Рёшлауб не скрывал, что его вариант броунизма находится под влиянием новой медицинской «науки» Канта, поэтому a priory указывает путь к успешной терапии. Его идеи имели большое влияние, они стимулировали философа Фридриха Шеллинга (1775-1854), который получил медицинскую степень (1802) в Ландсхуте, весьма почетную, сформулировать еще более амбициозную программу реализации медицинской «науки», в которой предполагался выход за рамки броунизма и должны были быть воплощены высокие идеи посткантинианской натурфилософии. Человек совпадал с природой, но потерял с ней естественную связь. Пока он не научится понимать внешнюю природу, в сравнении со своей внутренней реальностью, он не сможет сформулировать законы существования. Из этого определенного знания придет понимание здоровья и болезни, что позволит вывести рациональную терапию из метафизических принципов, без необходимости эмпирического тестирования.21

Тем не менее, немцы пытались создать дедуктивную медико-философскую «науку», а лучше известные попытки французов реформировать медицину на основе индуктивного клинического направления оказались терапевтически непродуктивными, для жизни их пациентов, по крайней мере. К концу 19-го столетия, несмотря на огромное продвижение в описательной патологии, нормальной и анормальной патологии, хирургии и общественном здравоохранении, внутренняя медицина конца 18-го столетия вряд ли сдвинулась с места:
Цитата:
От кровопусканий постепенно отказывались, но…фармакопея оставалась белым пятном... среди нескольких эффективных лекарств были ртуть при сифилисе и стригущем лишае, дигиталис для укрепления сердца, амилнитрит для расширения артерий при ангине, хина при малярии, безвременник при подагре и кое-что еще.22

Если безопасность была бы таким же критерием, как эффективность, список был бы еще короче.
_________________
Моя страница на Фэйсбуке www.facebook.com/homeopathyforallofus
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Зоя Дымент



Зарегистрирован: 30.11.2009
Сообщения: 1620

СообщениеДобавлено: Сб Июл 30, 2016 9:08 am    Заголовок сообщения: Продолжение Ответить с цитатой

(продолжение статьи "Гомеопатия и "прогресс науки")
Концептуальное основание гомеопатии

Practische Azneykunde – другое обозначение для Heilkunst во времена, когда в Германии активно создавалась техническая терминология и журнал Христофа Гуфеланда с таим названием программно противостоял теоретической направленности академической медицины. Ганеман выбрал его в 1796 году для публикации своего «нового принципа усиления целительной силы лекарств».23 Лечение в новой системе отличалось от принятого в текущей медицинской практике назначением единственного чистого лекарства, прошедшего предварительно экспериментальное тестирование на здоровых добровольцах (в умеренно-малых дозах), причем дозы были малы и, следовательно, безопасны для больного. Такие патогенетические испытания (Prüfungen, испытания, переделано на английский лад как «прувинг») указывали на терапевтическую сферу влияния каждого лекарства, в соответствии с принципом подобия – similia similibus curenter, пусть подобное излечивается подобным. Позже, в 1801 году, Ганеман опубликовал свои первые эксперименты с очень разжиженными терапевтическими дозами в «Журнале» Гуфеланда, а затем последовало несколько важных критических и гомеопатических статей, которые неизменно призывали к клинически оправданным экспериментам как главному судье в решении о терапевтической эффективности, вместо теории или традиции. 24

Именно поэтому к гомеопатии отнеслись как к чистому эмпиризму, то есть не имеющей объясняющей теории25 – и она выделялась этим на фоне рационализма 18-го века, то есть времени господства теорий, не подтвержденных экспериментально.26 Часто говорят, что после Гиппократа официальная медицина колебалась между эмпирическим и рациональным полюсом. 27 Верно, что Ганеман предпочитал бографический естественно-исторический подход эмпирической школы, представленный Гиппократом и Сиденхемом, онтологическим заявлениям рационалистов, таких, как Гален и Браун, для узнавания существенной природы болезни:
Цитата:
Мы никогда не были ближе к открытию науки медицины чем во времена Гиппократа. Этот внимательный, не теоретизирующий наблюдатель видел природу в природе. Он видел и описывал наблюдаемые болезни точно, без дополнений, без рассуждений28.

Из-за этого историки смотрели на гомеопатию как на эмпирическую дисциплину, противостоящую рационализму. 29

Общеизвестно, что Ганеман опровергал «Элементы медицины» Брауна в обзоре в 18017 году, несмотря на защиту Решлауба, 30 а в 1808 году Ганеман задавал вопрос, сатира или элегия наиболее подходят для увековечивания памяти о самодельных «фривольных» фабрикациях Шеллинга и его последователей. 31 Даже химические нозологии, такие, как Рещлауба и Брауна, были просто новой упаковкой для старых идей,32 и Ганеман, химик, считал, что слабо развитая химия используется в медицине как фиговый листок. 33 Однако вспоминая замечание Бэкона, что эмпирические муравьи не более эффективны. Чем рационалистические пауки, 34 Ганеман также критически наблюдал за эмпирическим лечением слабо определенных «болезней», которые имели один-два симптома, например, «ревматизм» или «водянка», что нельзя было считать причиной, знания которой требовали рационалисты.35 Он указывал, что эмпирики знают, как наблюдать но не знают, как лечить, поэтому больше всего полагаются на диету и «целительную силу природы». Он также критиковал случайный характер проверки одного вещества за другим при каждой болезни: малое число известных спецификов – едва ли что-то эмпирики узнали за 1500 лет после Галена, случайно или из народной медицины, кроме ртути при сифилисе, хинной коры при малярии и сульфура при кожных сыпях.36 И он не был одинок в удивлении перед тем, как работают специфики. Как указывал в то же время последователь Канта Г.В.Ф. Гегель (1770-1831) в своем обзоре биологии и медицины:
Цитата:
В Материи медике до сих пор нет ни одного рационального слова о связи между болезнью и ее лекарством; в этом вопросе полагаются только на эксперимент. Эксперимент с куриным пометом, следовательно, так же ценен, как эксперимент с различными растениями, включенными в фармакопею, так как моча человека и куриный и павлиний помет раньше использовались в медицине для вызова рвоты.37


Сопротивление гомеопатии простой классификации в какой-то степени объяснено Отто Гуттентагом, который разработал идею поступательно-колебательного развития во времени, рассматривая развитие медицины после Гиппократа по спирали. Он поместил Ганемана на пике кривой, между двумя полюсами спирали, рядом с такими известными фигурами конца 18-го столетия, как Витеринг и Дженнер. Гуттентаг не анализировал дальше научные основы гомеопатии, он лишь сказал, что это была эмпирическая клиническая дисциплина, а не объясняющая биологическая гипотеза.

Фактически, технический термин, наиболее подходящий в эпистомологическом смысле ганемановской новой концепции, это абдукция (или ретродукция), – термин, введенный в конце 19-го столетия философом Ч. С. Пирсом. Так он перевел слово «apagoge», означающее третью форму рассуждения по Аристотелю, наряду с индукцией и дедукцией, которое позже стали переводить как «редукция» (с ее помощью выдвигают объясняющую гипотезу – «рассуждение для лучшего объяснения»):
Цитата:
Эта форма рассуждения, следовательно, состоит в следующем. Наблюдается удивительный факт, С. Но если бы А было верно, С было бы естественным следствием. Поэтому есть основания предполагать, что А верно. Таким образом, А не может быть выведено с помощью абдукции, или, если вы предпочитаете высказывания, не может предполагаться, так как оно присутствует полностью в высказывании: «Если А истинно, то С истинно». 39

Согласно с Хансоном, абдукция - это не синоним хорошо известной гипотетико-дедуктивной модели, разрабатываемой Уэвеллом и Поппером, хотя основной пример абдукции у Хансона – новое представление Кеплером концпепции Коперника о планетарных орбитах – оставляет по некоторым причинам довольно много сомнений о различии этих двух форм рассуждения. 40 «Удивительные факты» Ганемана были неявными эмпирическими спецификами, которые долго не имели рационального объяснения: хинная кора, ртуть и сульфур. Ртутную болезнь часто путали с сифилисом, у работающих с серой появлялась обильная сыпь, поэтому, подозревая незамеченную связь между лекарственным воздействием и токсикологическими симптомами хинной коры, Ганеман в 1790 году принимал
Экспериментально, в течение 3 дней, дважды в день по 3 драхмы хорошей хинной коры. Мои ноги, кончики пальцев и проч., сперва холодели, я чувствовал себя усталым и сонным, затем начиналось сердцебиение, и пульс становился тяжелым и скорым; меня охватывало нестерпимое чувство тяжести, дрожь (но без оцепенения). Изнеможение в конечностях, пульсация в голове, красные щеки, жажда… вскоре все старые симптомы, с которыми я был знаком при малярии, появлялись один за другим, но без озноба и оцепенения. Короче, даже частные особенные симптомы, которые я наблюдал при малярии… тупость чувств, необычная дрожь в ногах, и особенно это неприятное чувство оцепенения, которое, кажется, поселилось в надкостнице всех костей тела… все появились. Приступы длились каждый раз 2 или 3 часа, и начинались вновь всякий раз, когда я принимал дозу, но не в другое время. Я прекратил прием, и хорошо себя чувствовал. 41

Ганеман, в свою очередь, показывал различия у Хансона также на примере Кеплера. Абдукция появилась у Аристотеля как логическое описание и оправдание процесса рассуждения о различных биологических видах и роде, к которому они принадлежат. Другими словами, он искал более высокий уровень онтологической группировки, который бы включал данные более низкого уровня – синтетическое априорное понимание, по Канту. Специфики были вдвойне удивительны, потому что они показывали парадоксальную способность вызывать те же самые симптомы, которые, как считалось, они должны излечивать. Ганемановская поясняющая гипотеза и концептуальное объяснение основывались на принципе подобия, или гомеопатичности, которая связывала известное лечение множества разных проявлений и качеств несвязанных болезней.

И, как указывает Атран, апагогия была не только дуальной функцией для Аристотеля – выдвинуть интуитивную гипотезу, а затем и концепцию или определение, которое служит основной предпосылкой в рассматриваемом силлогизме – но, что более важно, требуется «для фактического вывода… истинной существенной формы из естественных случаев одинакового смысла». Гипотеза о подобии позволила Ганеману отбросить правдоподобные объяснения современников, такие, как ортодоксальное заявлении Куллена, что хинная кора лечит малярию, потому что ее горький вкус оказывает тонический эффект на желудок. Соблюдая требования Пирса, что абдуктивная гипотеза должна подвергаться экспериментальной проверке, Ганеман в 1790 году начал вести тщательные записи того. что следует за приемом различных лекарств, принимаемых вначале им самим, а затем здоровыми волонтерами, и что получается, когда он лечит больных тем же лекарством, которое само способно вызвать такие признаки и симптомы.44
_________________
Моя страница на Фэйсбуке www.facebook.com/homeopathyforallofus


Последний раз редактировалось: Зоя Дымент (Пт Ноя 04, 2016 4:34 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Зоя Дымент



Зарегистрирован: 30.11.2009
Сообщения: 1620

СообщениеДобавлено: Сб Авг 06, 2016 8:20 pm    Заголовок сообщения: (продолжение) Ответить с цитатой

(Скажу пару слов. Я читала много рассуждений, почему первое издание имело название, отличное от остальных 5, были среди них убедительные, но так как я читаю по-английски, то убеждали меня английским текстом, а когда я смотрела немецкий, то часто не находила там того, на что опирались английские аргументы. Немецкий, то есть текст самого Ганеман, проще. Ну, гораздо. Я уже несколько раз говорила, что первый параграф во всех 6 немецких изданиях один, а в переводах все разные. Но это объективная истина- любой перевод- интерпретация. Так вот у меня предложение: никуда пока не смотрите, а вспомните про себя, что вы знаете о слове "рациональный", потратьте минуту-две, зато потом вы легче поймете, о чем пойдет речь.

Появление «Органона»
В учебнике по гомеопатии, который Ганеман впервые опубликовал в 1810 году, он дал теоретические и практические инструкции к новому подходу в терапии, созданному им в предыдущие двадцать лет. В этом учебнике Ганеман объединил свои гипотезы о подобии с естественноисторическим подходом Гиппократа к нозологии, гомеостатическим витализмом Шталя, микробной теорией Пленчица, теорией о движении соков в организме Джона Хантера, плацебо-контролем и другими разрозненными и прежде не связанными направлениями. 45 Эта книга при жизни Ганемана выдержала 5 изданий, и ее продолжают издавать на многих языках до сих пор. Прежде чем разобрать внутреннюю структуру его программы, лежащей в основе этой книги, стоит попытаться оценить ожидания Ганемана относительно появления его книги, учитывая способ, каким он ее представил.

Хотя костяк системы впервые был представлен в 1805 году в «Журнале» Гуфеланда под заголовком Helkunde der Erfahrung («Опытая медицина»), 46 изменение заголовка на более впечатляющее, «Organon der rationellen Heilkunde» (на русский переводят как «Органон рационального искусства исцеления») указывает на то, что Ганеман считал, что призывы к экспериментам вряд ли вдохновят медицинское руководство, приверженное априорным теориями о болезни и о том, как должны быть структурированы знания в медицине. Термин «Органон», рассматриваемый как концептуальный инструмент, означает систематизированный теоретический или механический инструмент, 47, в соответствии с общим названием, обычно присваиваемым трактатам Аристотеля по логике и «Новому органону» Френсиса Бекона, появившемуся в 1620 году. Кроме трактатов Аристотеля и Бекона, существовали другие замечательные Органоны до Ганемана, но этот термин получил большую известность в Германии после выхода «Нового органона» И.Г. Ламберта в 1764 году. 48 Скорее всего, Ганеман читал этот эпистемологический трактат, в котором впервые встречается слово «феноменология», поскольку Ламберт был самым известным немецким философом поколения, предшествовавшего Канту.

Полное значение названия, данного Ганеманом своей книге, сейчас не совсем понятно в Германии, потому что слово Heilkunde в значении медицинской теории не употребляется в современной Германии. Heilkunde сейчас означает исключительно медицину, или, в широком смысле, медицинскую науку, в которой объединены теория и практика, или терапию. Неудивительно, что Офис по терминологии при Европейской комиссии в Люксембурге определяет Heilkunst (идентификационный номер 3102196 в Medicine Collections (RLM76) как «другое обозначение для Heilkunst». Слово «rationellen» из первого издания мало понятно. Это слово было введено в 1798 Гете во Франции в значении «технический», «научный», «проверяемый на практике». Оно отличалось от редко используемого слова «rational», рациональный, термина, имеющего традиционный философский оттенок, и заполнило существующий пробел, ранее занимаемый словом Wissenshaft (наука). Применение этого термина Ганеманом в медицинском контексте кажется направленным на освоение территории высокой риторики, подобно сегодняшнему термину «доказательная» медицина в клинических обсуждениях, предвосхищавшим более позднее использование термина rationell в названии книги Якобом Генле, используемым для проведения различия между эмпирическим исследованием и теоретической физиологией, известной как натурфилософия. 49 И вновь первоначальное значение слова поблекло. Сегодня оно означает просто рациональный, хотя второе значение, «экономически эффективный»появилось в 30-х годах (в русском языке слово рациональный также используется и в этом смысле – эффективный, целенаправленный и т.п., когда мы говорим, например, «рациональный подход»), соединяя слово с его первоначальным значением «проверяемый эмпирически». Однако первоначальный заголовок привлек к себе внимание, так как претендовал на научную систематизацию объединенных идей Канта, Брунона и натурфилософии.

Титульная страница была украшена стихами Геллерта, являющимися квинтэссенцией Просвещения (1715-69):
Цитата:
Die wahrheit, die wir alle nötig haben,
die uns als menschen glücklich macht,
ward von der weisen hand, die sie uns zugedacht,
nur leicht verdeckt, nicht tief vergraben.

(английский вариант:
Цитата:
The truth we humans need
Us blest to make and keep,
A wise hand lightly covered o’re,
But did not bury deep.51

(Есть достойный перевод на русский язык, сделанный Людмилой Подрез: https://www.facebook.com/groups/rushomeopat/permalink/1793937897488545/?comment_id=1794955690720099&comment_tracking=%7B%22tn%22%3A%22R3%22%7D, но я приведу подстрочник: Истина, заключающаяся в том, что у нас есть все необходимое, чтобы стать счастливыми людьми, Рукой Мудрейшего слегка затемнена, но не спрятана глубоко под землей.)

Из этого текста мы можем понять, что книга не продвигала какую-то оккультную теорию сути и происхождения болезней. Это же подтверждает и предисловие, которое сообщает нам, что «никакая профессия не заявляла более единодушно, чем медицина, что является предположительным искусством», но исследования автора увели его «очень далеко от общего пути медицинской рутины… прочь от старой системы убеждений, которая, построенная на мнениях, и поддерживается только мнениями».

Интересно, что термин «гомеопатия» отсутствует на титульной странице. Единственное исключение – не пронумерованная страница между введением и остальным текстом: в первом издании здесь имеется заголовок, отсутствующий в остальных пяти: «Органон рационального искусства исцеления по гомеопатическим законам». Ганеман ввел термин «гомеопатия», от греческого «гомео» - подобный и «патос» - страдания, вместе с неодобрительным «аллопатия», для описания несистематического лечения («аллоиос», другой, отличающийся) в 1807 годы в научном литературном обзоре, который стал введением к «Органону»52. Оно содержит около 250 примеров наиболее бессознательного использования принципа подобия 440 именованными врачами, настоящего и прошлого, как доказательство метода, разобранного в остальной части книги.

Основная часть «Органона» состоит из 271 раздела, содержащих предложения и аргументы, сгруппированных тематически, подобно афоризмам в «Новом органоне», и тем самым подчеркивается философская направленность книги. Длина этих разделов меняется от одного предложения до расширенных, с большим количеством примечаний, занимающих несколько страниц. Первые два афоризма задают тон:
Цитата:
«У врача нет никакой более высокой цели, чем превратить больного человека в здорового, как говорят – исцелить».
«Наивысшим идеалом лечения является быстрое, мягкое и стойкое восстановление здоровья, или удаление и уничтожение болезни во всей ее целостности кратчайшим, наиболее надежным и безвредным способом на основе легко понимаемых принципов (рациональное искусство исцеления [rationelle Heilkunde]).

_________________
Моя страница на Фэйсбуке www.facebook.com/homeopathyforallofus


Последний раз редактировалось: Зоя Дымент (Пт Ноя 04, 2016 4:52 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Зоя Дымент



Зарегистрирован: 30.11.2009
Сообщения: 1620

СообщениеДобавлено: Вс Авг 14, 2016 12:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

(продолжение)
Структура «Органона»

Чтобы понять структуру ганемановской медицинской программы, впервые представленной в формализованном виде, Рёшлауб применяет априорные знания о причинах болезни. Ганеман считал, что история показала, что ответ на этот вопрос невозможно получить,53 но иерархическое представление его терапии представляет трудности, так как принцип подобия идет вразрез с причинной моделью, принятой в западной медицине.
В эссе, появившемся в 1805 году, переросшем затем в «Органон», Ганеман писал:
Цитата:
«Медицина является опытной наукой, ее целью является искоренение болезней с помощью лечебных средств. Знание болезней, знание лекарств, и знание их применения являют собой медицину»
. Этому трехчастному делению не достает теории о причинах болезней, и хотя Ганеман придерживался теории контактного распространении болезней, и влияние микробной теории Пленчица ощущается в его работах после 1801 года,55 он считал, что большинство болезней нельзя так просто объяснить.
Компоненты гомеопатического метода радикально отличались от его рационалистических (не говоря об эмпирических) дополнений, и Ганеман должен был создать теоретическое оправдание того, что в остальной части книги выведено априорно. Соответственно, принцип подобия помещен на вершину системы и включен в иерархию Рёшлауба, который делит «Органон» на 4 части, посвященных, соответственно, следующим вопросам:
- болезнь как ответ на нарушение гомеостаза, теория специфических лекарственных противодействующих сил, то есть принцип подобия;
- индивидуальное взятие случая;
- заключение о коллективном патогенезе;
- практический выбор лекарства, ведение случая и фармация.

Первоначальное трехчастное ганемановское подразделение соответствует разделам 2-4, и его структура показана Рёшлаубом в табл.1. (см. пар. тридцать восемь «Органона»). В полной противоположности с детерминистской цепочкой причин, классификацией нозологий, пристроенному к ним лечению и разложенным по полочкам пациентам, система Ганемана по сути круговая, несмотря на кажущееся сходство в упорядочивании материала. Ее обоснование – принцип подобия – лежит не в ее голове, а в ее сердце. Впечатление о целостности усиливается благодаря отсутствию привычных заголовков разделов или глав: параграфы идут непрерывно друг за другом, и подразумеваемые Ганеманом три раздела упоминаются только в тексте работы.
Таблица 1 Соответствие внутренней структуры «Органона» издания 1810 года дедуктивной схеме Рёшлауба.56
Heilkunde – теоретическая, научная часть медицины *** Общее *** Решлауб: Понятие о болезни и ее причинах ***Ганеман: Понятие о болезни, теория лечения подобными (Пар. 1-3Cool

Применение:*** Рёшлауб: *** Патология, нозология, фармакология. *** Ганеман: Взятие случая (пар. 39-82), патогенез (пар. 83-125)

1. Heilkunst – техническая, практическая часть медицины. ***Рёшлауб: Диагностика, прогностика, терапия. *** Ганеман: выбор лекарства (пар. 126-199), доза, ведение случая (пар. 200-271).

В противоположность системам, возникшим на базе гуморальной теории, таким, как химическая нозология Рёшлауба и Баума, или диатетическим конструкциям,57 болезни не рассматриваются как первичные или обязательные. Хотя болезнь вызывается внешними причинами, и существуют «фиксированные» заразные болезни, не существует независимой связи этих причин с развившейся в организме болезнью:
Цитата:
«Невидимые изменения, вызванные болезнью внутри человека, вместе с видимыми изменениями в здоровье (сумма симптомов) создает то, что называется болезнью, они вместе образуют болезнь».58
Вирусы, миазмы, яды и лекарства могут изменить здоровье, в худшую или лучшую сторону, и гомеопатический принцип требует, чтобы их патогенетическая способность была увязана с симптомами пациента:
Цитата:
«Несколько ягод белладонны представляют собой такую же вызывающую болезнь силу, как гадюка, или сильный шок, и каждое такое воздействие, способное вызвать болезнь, может стать лекарством и силой, способной противодействовать болезни, как только оно противоположно подобному нарушению, уже существующему в этом организме». 59

Болезнь, тем не менее, должна рассматриваться целостно, так как
Цитата:
«единство жизни препятствует идее, что какая-либо болезнь может оставаться полностью и абсолютно местной, ограниченной частью тела, если она не изолирована от всего организма. Остальные части организма также страдают в это время больше или меньше, и их страдание проявляется в виде того или иного симптома»60.

Более того, диагноз не позволяет разделять пациентов по статическим нозологиям, предложенным Сиденхамом, Кулленом и Пинелем, потому что
Цитата:
«даже если это можно было бы выполнить с подобающей точностью и полнотой, служило бы врачу лишь примером из естественной истории, подобно тому как классификация других явлений природы и природных объектов ценна для общей естественно истории. Другими словами, упорядоченный обзор с таблицами способствовал бы историческому восприятию. Но для врача, практикующего искусство медицины, оно бы вообще ничего не стоило»,61

потому что каждая болезнь, правильно диагностированная, никогда прежде не встречалась.

Патология (подразделение 1) следовательно, должна быть открыта в процессе беспристрастного феноменологического обследования, в котором опыт пациента не просто указатель на объясняющий или редуктивный диагноз. Терапевт замечает наблюдаемые проявления болезни и описывает физические и психологические страдания, на основе слов пациента и его опекунов, «используя их точные выражения», без перевода в преходящие медицинские термины, и при этом обращает особое внимание на качества и модальности симптомов, а также на сопутствующие симптомы, как и на общие нарушения функций. 62 Обширный и подробный анализ предоставляет не просто коллекцию симптомов, они должны быть объединены в уме терапевта в единую симптомную совокупность (Symptomeninbegriff). Это термин Ганеман основал на слове «Inbegriff», у которого есть два значения – «совокупность» и «краткое содержание». Та же процедура принята в коллективных болезнях, таких, как эпидемии: симптомный комплекс строится на основе частных проявлений болезни, отмечаемых в каждом индивиде, в результате чего синтезируется образ коллективного лекарства. 63

Подобная форма тщательного взятия случая используется при патогенетических испытаниях лекарства, которые составляют нозологию гомеопатии (подраздел 2). Это описано в «Органоне», в котором даны подробные инструкции проведения прувингов, и Материи медике, где перечисляются результаты систематических лекарственных испытаний – здесь также используются собственные высказывания пруверов. 64 Целью является создание Материи медики, в которой ничего не «предполагается, не принимается без доказательства, вымышлено, изобретено, но все является чистым ответом природы на тщательно задаваемые вопросы»65.

Цитата:
«При исследовании этих лекарственных симптомов следует строго избегать каких-либо предположений, как и при изучении симптомов болезни. Большая часть того, что записывается как истинный результат эксперимента, должна совпадать со свободными высказываниями пруверов, не должно быть никаких догадок, никаких предположений, и должно быть как можно меньше ответов на формальные вопросы; меньше всего должно быть в записях выражений, относящихся к ощущениям, которые были заранее подсказаны пруверу, или ответов на вопросы, позволяющие ограничиться словами «да» и «нет». 66

В примечании к пар. 122 Ганеман призвал всех продолжить исследования, которые он вел в предыдущие двадцать лет:
Цитата:
«Когда тысячи точных и неустанных наблюдателей, вместо одного, как сейчас, будут трудиться над открытием первых элементов научной Материи медики, не останется ни одной болезни в их бесконечном царстве, на которую не нашлось бы воздействия! Тогда искусство медицины больше не будет посмешищем как искусство догадок, не имеющее никакой основы».

Практические детали назначения, ведение случая и фармация (подразделение 3)соответствуют Heilkunst, терапии, и здесь даны многочисленные инструкции для выбора лекарства в индивидуальных случаях. Определяющий аспект гомеопатического диагноза, назначение, - это индивидуализация, основанная на уникальных аспектах симптомов пациентов, а не на общих симптомах:
Цитата:
«В этом поиске гомеопатического лекарства, то есть при сравнении совокупности симптомов естественной болезни со списком симптомов доступных лекарств, следует обратить внимание на наиболее поразительные и необычные из характеристических симптомов болезни, так как именно аналоги этих симптомов можно найти среди болезненных симптомов лечебного средства, которое является наиболее подобным лекарством. С другой стороны, общие знаки, например, потеря аппетита, усталость, дискомфорт, нарушения сна и т.д. мало значат, если сопровождаются боле точными показаниями, потому что они присутствуют в симптоматологии большинства лекарств большинства болезней».67

Другими словами, небольшие изменения симптомов в зависимости от времени, положения, температуры, погоды и т.д. – так называемые модальности – важны более, чем такие же неопределенные симптомы нозологической категории. Поэтому на этом основании, несмотря на нозологические отличия, делается вывод, что различие между физическими и психическими болезнями является чисто условным:
В самом деле, [психические болезни] не являются исключительным классом болезней, хотя часто резко отделяются в классификации от остальных. Так как в каждом другом классе болезней состояние ума и настроения постоянно меняется некоторым образом, и настроение и ментальные характеристики пациента образуют симптомы особой важности во всех классах, с которыми врач вынужден иметь дело. 68

Мы никогда, следовательно, не научимся лечить научно или гомеопатически, песли не станемрассматривать в каждом случае болезни эти изменения разума и настроения и выбирать как противодействие лекарство, способное вызывать подобные изменения.69

В практическом смысле:
Цитата:
Aconite никогда не даст скорого и прочного излечения пациенту со спокойным и уравновешенным нравом, Nux vomica приносит мало пользы мягким, флегматичным пациентам, Pulsatilla мало даст веселым и счастливым, а Ignatia так же мало невозмутимым и лишенным страха и недовольства»,

так как каждое из них показало себя способным вызывать противоположные расстройства разума у здоровых.

«Органон» не содержит разработанных примеров применения метода, но они были вскоре опубликованы. 70 Например, чтобы проиллюстрировать процесс представления симптомов и их сопоставления в Материи медике, Ганеман представил случай Ш., прачки среднего возраста, с беспокоящим ее нарушением здоровья, из-за которого она не могла работать в течение трех недель. У нее к 1 сентября 1815 года имелись следующие уникальные симптомы:
Любое движение, особенно каждый шаг, и хуже всего, когда оступалась, вызывало стреляющую боль в эпигастрии, идущую всякий раз с левой стороны. (2) Полное облегчение, когда лежит, нигде никаких болей не ощущает, ни на боку, ни в эпигастрии. (3). Бессонница после 3 часов ночи. (4) Наслаждается едой, но чувствует тошноту, съев совсем немного. (5) Затем у нее усиливается слюноотделение, и слюна течет изо рта, как при изжоге. (6) Многократная отрыжка воздухом после каждого приема пищи.
(7) Сильный характер, склонна к гневу. При сильной боли обливается потом. Две недели тому назад были нормальные месячные.
Ганеман подробно разбирает, как каждый симптом болезни Ш. может быть найден в патогенезах, содержащихся в Материи медике, и проводит различие между несколькими лекарствами для каждого симптома на основе модальностей. Посмотрим на разбор одного симптома:
«Belladonna, China и Rhus toxicodendron вызывают колики в эпигастрии, но все три лекарства делают это не только при движении, как в этом случае. Pulsatilla определенно вызывает колики в эпигастрии, когда оступится, но редко перемежающиеся, и не имеет ни проблем с пищеварением, как в случае (4), наравне с (5) и (6), ни похожего состояния разума.

Только Bryonia имеет в качестве своих действий боли при движении, как показывает полный список ее симптомов, боль от движения и особенно колющие боли, а также покалывания под грудиной (в эпигастрии) при поднимании руки, а при неверном шаге вызывает стреляющую боль в других частях.71

Он разбирает подобным образом другие симптомы, сравнивает каждый с лекарствами, которые вызывают общий симптом, а затем различает их на основе индивидуальных модальностей. Например, тошнота после еды присуща 8 лекарственным патогенезам, но никакому с таким постоянством, и не связана с таким наслаждением едой, как Bryonia. Психологическое состояние Ш. является важным фактором для различения лекарств, и вновь лидирует Bryonia.72

Ганеман подчеркивает, что индивидуализация в простых случаях выполняется как быстрая умственная операция, если практик помнит Материю медику или знает, где найти симптомы, но письменное указание всех за и против для каждого шага процесса будет нудным и многословным. Так как каждая болезнь является уникальным, а не фиксированным процессом, взятие случая сливается с назначением лекарства и ведением случая:
Цитата:
Мы не можем здесь ни перечислить все возможные комбинации симптомов всех конкретных случаев болезни. ни указать априорно гомеопатические лекарства для этих (априорно неопределяемых) возможностей. Для каждого индивидуального случая (а каждый случай индивидуальный, отличающийся от других) гомеопат должен сам найти их.73

И так как лечение основано на уникальной аналогии с комплексом симптомов пациента, различие между теорией и терапией нечеткое и вновь ведет к принципу подобия, или общей Heilkunde (теоретическая часть медицины).
_________________
Моя страница на Фэйсбуке www.facebook.com/homeopathyforallofus


Последний раз редактировалось: Зоя Дымент (Пт Ноя 04, 2016 8:12 pm), всего редактировалось 4 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Зоя Дымент



Зарегистрирован: 30.11.2009
Сообщения: 1620

СообщениеДобавлено: Сб Авг 20, 2016 10:50 pm    Заголовок сообщения: продолжение статьи о гомеопатии Ганемана Ответить с цитатой

Ганеман и Академия
Гомеопатия была продуктом борьбы с традициями, но вначале она рассматривалась как часть ортодоксальной медицины, о чем свидетельствует описание Гегелем ее фармакологического механизма. 74 Тем не менее, она не была нацелена на поиск гипотетических ближайших и первостепенных причин, в отличие от рационалистической и симптоматической медицины. Ее явная холистическая индивидуализация не снабжала врача мешком легко запоминаемых спецификов против отдельных болезней, для выбора которых потребовалось лишь поверхностное оправдание, даже «фиксированные» заразные болезни, с которыми сталкивались при эпидемиях, требовали подбора различных гомеопатических лекарств при каждой вспышке.75. «Органон» отличался от других немецких и французских книг по медицине, хотя он появился в то время, когда Ганеман хотел получить надежную академическую базу для содействия гомеопатии и преобразования терапии, и всесторонняя критика существующей практики, которой он прославился, по сути здесь отсутствовала. Было бы удивительно, если бы эта книга осталась единственным примером, представляющим введенную Ганеманом терминологию и структуры, соответствующие мышления в немецкой академической медицине. Через два года после «Органона» он представил свою докторскую диссертацию в Лейпцигский университет, в котором правила позволяли всем возможность свободно защитить диссертацию, получить право читать лекции как внештатный приват-доцент.76 Демонстрируя то, что Helleborus (чемерица, морозник), используемый в античной Греции, Риме и исламском мире, был ничем иным как растением Veratrum album, он цитировал более 500 источников греческих, римских, арабских, английских, французских и итальянских авторов на оригинальных языках, начиная с 1200 года. Идея его отчужденности от этой работы могла стать понятной после знакомства с его пренебрежительным вступительным словом, что он «предоставил другим возможность описать использование Helleborus в нынешнее время». Медицинская и лингвистическая историография, которая сочетала «потрясающую эрудицию и скрупулезную ученость, далекую от практических проблем медицинской практики»77, явилась необычным отклонением для Ганемана, учитывая его открытую критику исторических авторитетов и отрицание философского теоретизирования в медицине, и, вероятно, требуется объяснение отсутствующего текста.

В обсуждении сложившейся иерархии в научных и академических сообществах, созданных для различных дисциплин, Николас Джардин указывает на то, что это важно, когда мы хотим выяснить, какие дисциплины послужили моделью для других.78 Например, в эпоху Возрождения итальянские врачи почти всегда получали докторскую степень по философии и медицине, это было частью процесса профессиональной легитимации, направленной на повышение статуса простых эмпириков. Аналогичная ситуация существовала в немецкой медицине в первые десятилетия девятнадцатого века, и это проливает свет на замечательную диссертацию Ганемана. По мере того как ограниченность браунизма становилась более ясной, медицинские учебники стали более одержимыми историческими прецедентами, вплоть до исключения из них современной теории и практики. Это "историческое поветрие'' стало характерным для романтического движения в немецкой медицине, так называемой натурфилософии, и привело своих последователей к поклонению перед "записью проявлений оригинальных идей, лежащих в основе здравой медицинской теории и практики".

Переосмысление его диссертации в этом свете показывает, что для того, чтобы получить право на лекции в Лейпциге, Ганеман отклонился от хорошо известной практической актуальности, что оживляет остальную часть его значительных выводов, и представил руководству академическую работу, предназначенную польстить их рассуждениям – или придавить их – в то время, в 1812. Эта стратегия сработала. Оппоненты ожидали возможности повеселиться, когда его диссертация будет отвергнута, но в этом случае Ганеман не встретил сопротивления и получил работу.

Преобразования «Органона»
Этих изменений следовало ожидать после знакомства с введением у «Органону», изданному в 1810 г., где говорилось о требованиях к повседневной терапии. Немецкий академический мир не одержал победы, по их собственным словам, однако яростные нападки на Ганемана Геккера и других продолжались.79 В то же время привлекательность натурфилософии начинает теряться для многих. Кизер, профессор патологии в Йене, опубликовал в 1817 году медицинскую систему, в котором менее одной пятой раздела по диагностике содержит упоминания о практическом наблюдении, основная часть посвящена рассуждениям о значении различных симптомов в связи с теориями Шеллинга о полярности между мужчиной и женщиной и положительным и отрицательным электрическим зарядам.80 В том же году Ганеман подтвердил свою традиционную практическую позицию, заявив, что гомеопатия держится или проваливается на основе сведений из правильно проведенных клинических экспериментов.81

Сложность установки единой непричинной методологии в дедуктивных иерархиях, таких, как у Рёшлауба и Кизера, без сомнения, не объясняет еще одно важное изменение во втором и последующих изданиях: новое название, Organon der Heilkunst, указывает, что по своей сути гомеопатия начиналась с терапии и заканчивалась ею. Кроме того, для Ганемана, это было единственное направление, заслуживающее название терапии. В то же время, стихи Геллерта были заменены новым девизом: словами Горация aude sapere, «Дерзайте знать» (Epodes I, 2. 40). Это создает еще одну связь с Кантом, в эссе которого «Что такое Просвещение?» 82 говорится: «Девиз Просвещения: sapere aude! Имейте мужество использовать ваш собственный разум! "[Курсив автора].

Тем не менее, Ганеман был дитем Просвещения – в буквальном смысле, после того, как отец познакомил его с принципами Руссо83 – и едва ли нуждался в уроках Канта. Кроме того, в 1784 году Ганеман написал в одной из своих ранних публикаций, что истинный врач "не отвергает ничего, исследованного другими, и не верит другим на слово, и имеет смелость думать за себя и лечить соответственно".84
Краткий первый афоризм «Органона» приобрел длинную сноску, и были сожжены академические мосты, которые должны были быть построены. Он атакует "ученые грезы" о сущности жизни и происхождении заболеваний, выявление заболевания по его причинам, "непонятные и напыщенные выражения", предназначенные для того, чтобы произвести впечатление, и кафедры "теоретической медицины", и заканчивается другим призывом – к борьбе:
«Настало время, чтобы все те, кто называет себя врачами, прекратили обманывать страждущее человечество словами, которые не имеют никакого смысла, и начали действовать – другим словами, приносили облегчение и излечивали больных на самом деле».85
Тем не менее, несмотря на усилия Ганемана реформировать терапию, на его пути стояли многие концептуальные, научные, экономические, социологические и психологические препятствия. Мода на медицинский жаргон также может некоторую роль в борьбе гомеопатии за признание. Термин Heilkunst – разработка медицинской теории на индивидуальном уровне – был заменен в начале 1800-х на praktishe Heilkunde, а позже на термин «терапия». К середине 19-го века, вне гомеопатической литературы, термин Heilkunst был ограничен рамками таких терминов, как Wasserheilkunst, гидротерапия, – другими словами, на этом поле вскоре взошло то, что получило название биомедицины.86 Венский «терапевтический нигилист» Джозеф Дитл жаловался в 1845 году, что врач слишком долго оставался просто Heilkunster – терапевтом, а должен стремиться стать Naturforscher – научным исследователем. 87 Термин Heilkunde претерпел процесс семантического смещения и упадка: Ютте указывает, что в 1880-х термин терапия был заменен практиками научной школы медицины88 на Naturheilkunde, естественное излечение. Все же Ганеман утверждал, что он был передовым научным терапевтом до конца, что подчеркивают ссылки на рациональное искусство медицины в более поздних изданиях «Органона». Все больше это выражение использовалось иронически в адрес последователей различных медицинских богов, таких, которые увековечивали старые неправильные методы, или таких, как Дитл, чей призыв новой рациональной терапии бессознательно вторил призыву Ганемана тридцатилетней давности. 89
Читатели переводов, не основанных на традиционной немецкой терминологии, сталкиваются с разными проблемами. Например, единственный английский перевод первого издания «Органона», совершенно понятный во многих отношениях, объединяет первое и второе издание, искажая при этом немецкие термины: rationelle Heilkunde – научная медицинская теория и Heilkunst – терапия превратились в «рациональное искусство исцеления»90. Так как все врачи верят, что они действуют рационально и практикуют «рациональное искусство», им можно простить вопрос, что же имел в виду Ганеман.
_________________
Моя страница на Фэйсбуке www.facebook.com/homeopathyforallofus
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Зоя Дымент



Зарегистрирован: 30.11.2009
Сообщения: 1620

СообщениеДобавлено: Сб Сен 10, 2016 11:10 am    Заголовок сообщения: окончание Ответить с цитатой

(окончание статьи)
Друзья, мы все-таки добрались до конца статьи. Вроде, старалась переводить как можно ближе к тексту, как всегда, но получился тяжеловатый текст, кажется. Для меня статья была очень важной, может быть, потому что в отличие от врачей я никогда нее изучала историю медицины систематически, и сколько бы я ни читала работ по истории гомеопатии и ее философии, мне все-таки не хватало некоторых звеньев, которые я здесь нашла. Ну, как-то малость сместились уже известные вещи, что-то приблизилось к другому, что-то отдалилось, но получилась в уме более определенная конструкция. Обойтись при переводе без некоторых не всем известных терминов невозможно, но жаль, если это вас остановит при чтении и вы закроете файл, не дочитав статьи.
В Москве в каждом книжном лежат книги Аси Казанцевой, где говорится о шарлатанской гомеопатии, но мне встретились только три брошюры по гомеопатии, то есть такие, авторы которых представляют себя гомеопатами, но, к сожалению, это та же Ася, только в профиль. Я смотрела обсуждение на странице молодого человека, дискутировавшего на ТВ с доктором Радомской, и там молодые ученые пишут, что у них появляется большое раздражение, когда они читают про информационную энерготерапию, память воды и прочие вещи, ну, а некоторые, типа Аси Казанцевой, все еще не разобравшись, пишут про невероятные гомеопатические разведения. В то время, которое описывается в статье, ни о какой информационной энерготерапии и проч. речь не шла, высоких разведений долго не было, а неприятие гомеопатии существовало. И мне кажется, в статье хорошо показано, почему.

Эволюция и революция

Август Бир, влиятельный немецкий хирург, критически исследовавший отношение к гомеопатии в 1920-х годах, отмечал стремление скептически настроенных оппонентов гомеопатии основать всю свою критику на априорно невозможном действии чрезвычайно малых доз, в то время как они полностью игнорировали более фундаментальные компоненты терапии, такие, как испытание лекарств, принцип подобия и индивидуализация назначения.91 Обычно не берутся в расчет ранние фармакологические испытания чистых эффектов лекарств на людях, которые проводил Ганеман, хотя это была масштабная пионерская работа, иногда явно отрицаемая такими ортодоксальными специалистами, как Мажанди, Орфила и Пуркинье, выступающими против метода Ганемана, «так как гомеопатия противоречит самим основам научного знания».92 Однако чрезвычайно малые дозы не были частью гомеопатической гипотезы, редко применялись в испытаниях лекарств и стали лишь постепенно применяться Ганеманом при лечении, по мере того, как он набирался опыта в применении своего метода.93 Это было очищение системы, а не ее требование. Несмотря на неоднократные заявления Ганемана, что химия не годится для анализа его тритурированных и подвергнутых встряхиванию лекарств, как в случае, когда она устанавливает разницу между простым и намагниченным железом, тот факт, что лекарства всегда были открыты для клинических испытаний, несмотря на предварительное представление об их пригодности, говорит о том, что всеобщее отрицание гомеопатии официальной медициной держится на чем-то другом.94

Философия и медицина были явно связаны в немецкой интеллектуальной жизни в 1790-1840 годах, но это была своеобразная связь, не встречающаяся больше нигде. Позже романтическая медицина стала восприниматься как тупик на пути поступательного прогресса медицины, дезавуированный в Германии сильнее, чем в прочих местах, и эпоха, совпавшая с трудовой жизнью Ганемана, не могла не повлиять на него.

Заявление Шрайока, сделанное им в 1936 году, что «гомеопатия была создана в Германии в последние дни существования натурфилософии, и для нее были характерны… монистическая патология и терапия», типично для того периода с неточными датами, особыми интеллектуальными отношениями, нозологией и лечением.95 Тем не менее, все же верно, что в результате переориентации научной историографии во второй половине 20-го столетия с внутрипрофессионального триумфализма и «великих людей» на социально-ориентированную рефлексивность в целом, содержание гомеопатии и ее методы остались в стороне, а актуальными стали региональные исследования ее клиентуры и ее политические и экономические сражения с аллопатией.96
Поэтому многое еще предстоит изучить в отношениях гомеопатической науки к интеллектуальной среде, в которой она родилась, и к параллельному формированию биомедицины в 19-м веке. Ганеман пришел на почве пиетизма к Канту, и воплощение категорического императива в медицинском контексте стало делом его жизни, несмотря на то, что пиетизм оставался далеко позади. Тем не менее, Ганеман не ограничился простым одобрением уверенности Канта в брунонизме. Он критически отнесся к преувеличенной ценности этой теории, как и Шеллинг,97 и считал – казалось, справедливо, – что ошибочная ассоциация с натурфилософией и романтической медициной тормозит принятие гомеопатии.98 Тем не менее, по иронии судьбы, хотя философия, как кажется, оказывала такое большое влияние на критическое мировоззрение Ганемана, именно кантианское заявление о легитимных областях научного исследования ускорило маргинализацию гомеопатии, причем более тонко, но, возможно, даже более полно, чем «бесконечно малые» дозы, казавшиеся самоочевидной нелепостью.

Как отмечалось, Ганеман подчеркивал индивидуальность каждого больного человека и решающее значение эмоционального и когнитивного состояния при определении подобнейшего – наиболее подобного и, таким образом, самого подходящего лекарства.
«Не будет преувеличением сказать, что ментальные симптомы пациента часто являются определяющим фактором при выборе лекарственной противостоящей силы. Они являются характеристиками, которые наблюдательный врач менее всего может себе позволить упустить из виду».

Кант говорил, что содержание ума нельзя изучить научно из-за интересной причины: оно существует во времени, но не в пространстве, и не поддается математическому описанию. Такое направление привело к созданию тенденции к выявлению болезненных процессов на основе существующих повреждений организма, что привело к характерному «госпитальному» или «лабораторному» определению болезни,100 в котором предполагалось, что классификация и диагностика болезни должны основываться на существенных органических и биохимических характеристиках, общих для всех пациентов, ею страдающих, и что любое симптоматическое и причинное лечение должно в идеале быть верным во все времена, во всех местах, для каждого человека. Поиск единого неопровержимого ответа на каждый вид болезни выходит на первый план в терапии средой, провозгласившей свою преданность эмпирическим фактам наиболее громко, но там он был связан не только с ныне известным исчезновением рассказа пациента, но, более того, с явным и официально признанным неверием в то, что может сообщить пациент или экспериментальный субъект. 101 С тех пор многие натренировались в применении доминирующей медицинской модели, в том числе практикующее большинство, которое не интересуется нозологией и имеет трудности в постижении терапии, стороной обходящей причинно-следственные связи и возводящей субъективный опыт индивида выше общих реакций.102

Другим возражением против гомеопатической непричинной описательной индивидуализации была невозможность проверить ее назначения по подобию.103 Ганеман отверг уместность априорного понимания болезни по Канту, но поиск подобнейшего основан на другом виде кантовского априорного принципа, который функционирует как идеальный образец или парадигма (в традиционном аристотелевском смысле парадигмы, образца). Кант обсуждает это под заголовком «Регулирующее использование идей чистого разума», используя геометрические и физические иллюстрации, такие, как круг или вакуум:
Цитата:
«Самое замечательное обстоятельство, связанное с этими принципами, заключается в том, что они кажутся трансцендентными и хотя только содержат идеи для руководства эмпирическими упражнениями разума, и хотя это эмпирическое использование состоит только в асимптотической связи... то есть постоянно приближается, никогда не будучи в состоянии достигнуть их, они являются, несмотря ни на что, априорными синтетическими предложениями, объективными, хотя с неопределенной обоснованностью, и доступными как правила для возможного опыта. При разработке нашего эксперимента они также могут быть использованы с большим преимуществом в качестве эвристических принципов».104

Многие лекарства могут вызвать симптомы, подобные на симптомы пациента, но выбирается только одно, наиболее близкое к его симптомокомплексу. Отсюда следует, что подобнейшее остается идеалом лечения, который может быть аппроксимирован только в конкретном случае болезни, хотя и с использованием обучаемой эвристики, включающей уравнение с аналогичными качествами. Проверка такой гипотезы создает значительные трудности из-за невероятного количества переменных, входящих в коллекцию симптомов, и соответствий, не говоря уже об оценке клинических результатов. Являются ли эти трудности доказательством отсутствия в гомеопатии научной достоверности? Ганеман считал, что нет, но его предупреждение о том, что верное следование его методу должно подчиняться индивидуализации обычно игнорируется. И даже ганемановское ведение случая также оборачивают против него: оно могло находиться "в соответствии с лучшим современным учением и значительно превосходить среднюю практику" даже следующего столетия, но было ясно, что «бесспорные терапевтические выгоды гомеопатии были неспецифическим эффектом взаимодействия пациента и практика».106

Предсказательная сила теории лечения новых заболеваний, таких, как холера, или старых, например, пневмонии, бросившей вызов ортодоксальному лечению, должна рассматриваться как лучшая проверка ее правдоподобности,107 но в этом случае даже клинический успех трактовался против нее. Дж. К.А. Хейнрот, лейпцигский профессор психиатрии, предварил общие нападки, заявив, что он не касается клинических доказательств, а рассматривает только теоретические возражения,108 в The Bulletin general de therapeutique говорилось, что клинические результаты гомеопатии к делу не относятся, хотя и успешны, потому что результаты не могут оправдывать средства.109 Клинические данные против гомеопатии приветствовались, конечно. Шрайок хвастался, что научная медицина достигла эпохи, когда терапия исключается из корпуса медицины, заменяясь "точным, критическим анализом" Парижской школы, в частности, клиническими испытаниями Габриэля Андраля в Париже, в 1834 году, но ему не была известна глубина неправильных представлений Андраля о гомеопатической практике.110 Андраль считал, например, что Ганеман назначал по единственному симптому, – он не читал по-немецки, о чем позже сообщал его помощник, а на французский язык гомеопатическая Материиа медика тогда не была переведена.111 Никто из пациентов других парижских аллопатов, пытавшихся оценить новую терапию, не получал никаких гомеопатических препаратов вообще, так как плацебо замещало их на априорном основании.112 Справедливости ради следует признать, что гомеопатия была не единственным предметом, страдающим от низкого уровня якобы оценочных дебатов того времени. Дискредитация Бруссе, который сам был ярым противником гомеопатии, похоже, повлияла не только на смерть одной знаменитости, но и на общие показатели смертности от холеры.113

В Великобритании поведение Медицинского совета, созданного Президентом Совета здравоохранения, сэром Бенджамином Холлом, чтобы сравнить результаты различных методов лечения эпидемии холеры в Лондоне в 1854 г., служит примером трудностей, с которыми столкнулась беспристрастная профессиональная клиническая оценка конкурирующих терапий в то время. Историческое значение крупномасштабного исследования было очевидно для его участников в то время и отмечалось позже как решающий момент в эволюции клинических испытаний.114 Отвечая на вопрос Холла, почему замалчивались результаты лечения в Лондонском гомеопатическом госпитале на Голден сквере, в Сохо (в эпицентре эпидемии), Совет молчаливо признал драматическое превосходство независимо оцененных гомеопатических результатов, но единодушно согласился, что, включая отчеты гомеопатических практиков, они не только поставят под угрозу ценность и полезность своего среднего лечения, основанного на применении известных лекарств, но дадут неоправданное разрешение на эмпирическую практику, что противоречит поддержке истины и прогрессу науки.115

В отличие от гомеопатических лекарственных средств, таких, как Camphora, Cuprum и Veratrum album, выбранных потому, что их патогенез зеркально отражал последовательные этапы холерной симптоматики, бесполезное или опасное аллопатическое лечение холеры приобретало терапевтическое достоинство, если не эффективность, в силу категорий, к которым принадлежали используемые средства. Каломель, мел, эфир и касторовое масло стали "научными", так как были классифицированы соответственно как 'альтеративное', 'вяжущее', 'стимулирующее' или 'элиминирующее' средство – те же самые рационалистические термины, которые за полвека до этого сатирически описывал Ганеман.117 Эфир, в частности, был чистым представителем средств брунонизма, но был ниспровергнут, потому что ошибочно считался стимулятором.118 Рудольф Вирхов считал, что возможность объяснения не является научным критерием,119 но, вероятно, более реалистично сказать, что
«Западное знание есть форма владения... Если знание является формой владения, то отсюда следует, что человек владеет только тем, что понимает. То, что непонятно, не может по-настоящему принадлежать. Прагматизм является обездоленным ответвлением истинной идеи западного знания, потому что он удовлетворяется плодами того, пониманием чего не обладает».120
Выходя за рамки несовместимых аспектов кантианских и ганемановских медицинских предположений, можно заметить интересное сходство ганемановской и гегелевской программ, которое, несомненно, требуют дальнейшего изучения. Посткантианцы, амбициозно намеренные преобразовать свои дисциплины, И Ганеман, и Гегель считали, что превзошли рационализм или эмпиризм своих медицинских и философских предшественников и современников. Оба отвергли дуализм разума и тела и создали интегрированные системы, основывая их научную обоснованность на феноменологии и семантике – возможно, под влиянием Гердера. Есть ироничное сходство также в том, как были восприняты их идеи. Оба часто высмеивались как шарлатаны практиками и историками медицины и философии или считалось, что их "слишком трудно понять", причем их критики, как правило, не стеснялись отказаться от академической объективности, когда писали о Ганемане или Гегеле. Обоих часто путают с натурфилософами, несмотря на то, что они постарались дистанцироваться от биологического и философского романтизма. Оба имели огромное влияние на последующее развитие своих дисциплин, что часто игнорируется.

И, наконец, было бы неправильным оставить гомеопатию под стеклом, как будто она на самом деле не является широко практикуемой неофициальной терапией в наши дни, и как будто Ганеман известен только историкам медицины, как его современники Каллен, Браун, Баумс, Гуфеланд, Рёшлауб, Кизер, Хайнрот, Бруссе, Труссо, Aндраль и Дитл. С точки зрения философии, последнее переоткрытие в психологии 20-го века "двойной онтологии": индивидуальность сосуществует, но не сводится к декартовым координатам или молекулярной деятельности,121 кажется, идет рука об руку с осознанием того, что «герменевтический круг» Гегеля вполне может быть более продуктивной моделью для современной теории развития, чем принятая декартово-кантианская модель.122 Включит ли в себя в конечном итоге эта переориентация медицинский персонализм Ганемана и что его расширенное недуалистическое понятие о фармакологии в состоянии сказать нам о нас самих покажет только будущее. Но поскольку дело касается загадочного биомедицинского статуса гомеопатии как неопровержимой, но неусвояемой терапии,123 недавний переход к прагматическому доказательному здравоохранению позволил ганемановскому рациональному Heilkunst – практической терапии – выйти на поверхность и быть изученным более беспристрастно, чем раньше: не только для чего она может использоваться,124, но и за той ценности, которую она может предложить пациентам и их врачам в своих собственных терминах.125 Когда известный юморист Жан Поль воскликнул: «Ганеман, этот двуглавый гений философии и обучения… чья система должна была окончательно рухнуть из-за ее рецептов, была все же подхвачена практиками и более критикуется, чем исследуется»,126 – он не догадывался, что его высказывание останется верным еще как минимум двести лет.
_________________
Моя страница на Фэйсбуке www.facebook.com/homeopathyforallofus
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Зоя Дымент



Зарегистрирован: 30.11.2009
Сообщения: 1620

СообщениеДобавлено: Сб Сен 10, 2016 4:22 pm    Заголовок сообщения: Ссылки к статье Ответить с цитатой

ССЫЛКИ
1. William Cullen. A treatise of materia medica (Edinburgh, 1789); William Cullen. Abhandlung uber die Materia medika, transl. by S. Hahnemann (Leipzig. 1790). Цитируется по книге Richard Haehl. Samuel Hahnemann: His life and work, transl. by Marie M. Wheeler and W. H. R. Grundy (London. 1927), i, 35.
2. Для современной оценки см. Habrich. "Characteristic features of eighteenth-century therapeutics in Germany”, in W. F. Bynum and Vivian Nutton (eds). Essays in the history of therapeutics (Amsterdam. 1991), 39-49. Его мнению о Ганемане предшествовало: Anon. [Samuel Hahnemann], "Fragmentarische Bemerkungen zu Brown's Elements of Medicine". Neues Journal der practischen Arzneykunde und Wundarzneykunst. xii (1800,52-76.
3. Karl Hufbauer, The formation of the German chemical community (1720-1795) (Berkeley, 1982), 91. Cм. Также Josef M. Schmidt. "Die Publikationen Samuel Hahnemann”, Sudhoff's Archiv. lxxii (1988), 14-36: Josef M. Schmidt. Bibliographic der Schriften Samuel Hahnemanns (Rauenberg, 1989).
4. J. F. Demachy, Laborant im Grossen, oder Kunst die chemischen Produkte fabrikmassig zu verfertigen, transl. by S. Hahnemann (Leipzig. 1784). Review in Chemische Annalen. ii (1785). 77, цитируется по Haehl, Samuel Hahnemann (ref. 1), i. 28.
5. Samuel Hahnemann, Apotheker Lexicon (4 vols. Leipzig, 1793-99). И обзора цитируются в Haehl, Samuel Hahnemann (ref. 1). ii. 49.
6. Christian Rickmann. Einfluss der Arzneiwissenshaft auf das Wohl des Staats und dem besten Mittel zur Rettung des Lebens (Jena, 1771); J. P. Frank, System einer vollstandigen medizinischen Polizey (Mannheim, Tubingen and Vienna, 1779-1819), Samuel Hahnemann, Freund der Gesundheit (vol. i, Frankfurt am Main. 1792: vol. ii, Leipzig. 1795).
7. O. W. Holmes. Homoeopathy and its kindred delusions: Two lectures delivered before the Boston Society for the Diffusion of Useful Knowledge (Boston. 1842).
8. W. A. Guy, “Croonian Lectures on the numerical method, and its application to the science and art of medicine. v”, British medical journal, n.s.. no. 186. 21 July I860,553-5.
9. J. W. Spooner, 'The relations of the fellows of the Massachussets Medical Society to homeopathy and homeopaths". Boston medical and surgical journal, no. 107 (1882), 73-77. p. 76.
10. Хотя во всех трудах Ганемана указаны источники, их не рассматривали адекватно историки медицины вне гомеопатии. Для изучения источников и предшественников фундаментального гомеопатического принципа см. Linn J. Boyd. A study of tin simile in medicine (Philadelphia, 1936). О системе Ганемана в целом см. Hairis Coulter, Divided legacy, (II): The origins of modern Western medicine: J. B. Van Helmont to Claude Bernard (Washington, DC. 1977), 304 430. Для изучения истоков ганемановского метода исследования, фармакологии и теории болезни см. Michael F. Dean, “Homeopathy and alchemy: (1) A pharmacological gold standard, The homeopath, no. 79 (2000). 22-27 и "Homeopathy and alchemy: (2) Contagion from miasms”, там же., no. 80 (2001), 26-33. О дальнейшем влиянии на медицину см. Harris Coulter. "Homoeopathic influences in nineteenth century allopathic therapeutics: A historical and philosophical study”. Journal of the American Institute of Homeopathy, lxv (1972), 139-81, 207-44; Phillip A. Nicholls, Homoeopathy and the medical profession (London. 1988): John S. Haller, "Aconite: A case study in doctrinal conflict and the meaning of scientific medicine”. Bulletin of the New York Academy of Medicine, Ix (1984), 888-904: W. B. Fye. "Vasodilator therapy for angina pectoris: The intersection of homeopathy and scientific medicine". Journal of the history of medicine and allied sciences. xlv (1990), 317—40. Об использовании Ганеманом плацебо-контроля см. Michael E. Dean. “A homeopathic origin for placebo controls: ‘An invaluable gift of God"'. Alternative therapies in health and medicine, vi (2000), 58-66, и далее Michael E. Dean and Ted J. Kaptchuk. “Debate over the history of placebos in medicine". Alternative therapies in health and medicine, vi (2000), 18-20.
11 Immanuel Kant. “Beantwortung der Frage: Was ist Aufklarung?", Berlinische Monatsschrifte, no. 4, 12 December 1784, 481-94. Immanuel Kant. Political writings, 2nd edn, ed. by Hans Reiss, transl. by H. B. Nisbct (Cambridge. 1991). 54.
12. Цитируется по Peter Gay. The Enlightenment: An interpretation (London, 1970): ii. The science of freedom, 17.
13. Цитируется по Guenter B Risse, “Kant, Schelling, and the early search for a philosophical ‘science’ of medicine in Germany". Journal of the history of medicine and allied sciences, xxvii (1972), 145-58.
14. John Brown, Elementa medicinae (London, 1780).
15. John Brown, The elements of medicine, or A translation of the Elementa Medicinae Brunonis, with large notes, illustrations, and comments (Philadelphia, 1791), i. 32, цитируется по Eugene H. Conner. "Anesthetics in the treatment of cholera". Bulletin of the history of medicine, xl (1966), 52-58.
16 G. W. F. Hegel, Philosophy of nature, ed. by M. J Petiy (London, 1970), iii, 379.
17. Там же.
18 Jean Baptiste Baumes, Essai d'un systeme chimique de la science de l’homme (Nimes, 1798).
19. Andreas Roeschlaub. “Einige Bemerkungen ueber die Definition und Fmtheilung der Medizin”, Magazin zur Vervollkommnung der theoretischen und practischen Heilkunde, i (1799), 279-302.
20. Цитируется по Jacob and Wilhelm Grimm. Deutsches Worterbuch, ed. by Moriz Heyne. iv (Leipzig,1862).
21. Friedrich W. J. von Schelling, Einleitung zu seinem Entwurf eines Systems der Naturphilosophie, oder ueber den Entwurf der speculation Physik und die innere Organisation eines Systems dieser Wissenschaft (Jena and Leipzig, 1799).
22 Roy Potter. The greatest benefit to mankind: A medical history of humanity from Antiquity to the present (London, 1997), 674.
23. Samuel Hahnemann. “Versuch Uber ein neues Prinzip zur Auffindung der Heilkrafte der Arzneisubstanzen, nebst einigen Blicken auf die bisherigen", Journal der practischen Arzneykunde und Wundarzneikuinst, ii (1796), 391-439, 465-561: также в Samuel Hahnemann, Kleine medicinischec Schriften. ed. by Ernst Stapf (Dresden and Leipzig. 1829): Samuel Hahnemann. The lesser writings, transl. and ed. by R. E. Dudgeon (London, 1852).
24 Samuel Hahnemann, "Ueber die Kraft kleiner Gaben der Arzneien uberhaupt und der Belladonna insbesondre". Neues Journal der practischen Arzneykunde und Wundarzneykunst, xiii (1801), 152-9. Другие известные статьи Ганемана, появившиеся в журнале Гуфеланда: "Fragmentarische Bemerkungen zu Brown's Elements of Medicine" (ref. 2); "Monita uber die drey gangbaren Kurarten". xi (1801). 3-64; “Heilkunde der Erfahrung", xxii (1805). 5-99; “Was sind Gifte? Was sind Arzneien?”, xxiv (1806), 40-57; “Fingerzeige auf den homoopathischcn Gebrauch der Arzneien in der bisherigen Praxis", xxvi (1807). 5-43.
Все, кроме двух последних, собраны в Hahnemann, Kleine medicinische Schriften, Hahnemann, The lesser writings (ref. 23).
25. House of Commons. Return to an Address of the Honourable House of Commons. Sessional Papers, no. 255, xlv (1854-55), 189-226.
26. Richard H. Shryock. The development of modern medicine: An interpretation of the social and scientific factors involved. 2nd edn (London. 1948), 138: Lester S. King. The medical world of the eighteenth century (Chicago. 1958), 156-91.
27. Knut Faber. "Nosography in modern internal medicine". Annals of medical history, iv (1921). 1-63; Owsei Temkin. 'The scientific approach to disease: Specific entity and individual sickness”, in A. C. Crombie (ed.). Scientific change (London. 1963). 629-47.
28. Hahnemann. “Heilkunde der Erfahrung" (ref. 24).
29. О реакции гомеопатии на брунонизм см. Hans Joachim Schwanitz. Homoopathie und Brawnianismus, 1795-1X44 (Stuttgart, 1983); as empiricism's final answer to 1500 years of Cialenic rationalism, sec: Coulter. Divided legacy (III (ref. 10).
30. Hahnemann, "Fragmentarische Bemerkungen zu Brown’s Elements of Medicine" (ref. 2).
31. Samuel Hahnemann. “Ueber den Werth der speculativen Arzncysysteme, besonders im Gegenhalt der mit ihnen gepaarten. gewohnlichen Praxis", Allgemeiner Anzeigerder Deutschcn. ii (1808), 2841-52. 2857-68, collected in Hahnemann. Kleine medicinisthe Schriften: Hahnemann, The lesser writings (ref. 23).
32. W. R. Albury. "French nosologies around 1800 and their relationship with chemistry", in E. G. Forbes (ed.). Proceedings of the XVth International Congress of the History of Science (Edinburgh. 1977). 502-17.
33. Cм. Hahnemann. "Monita uber die drey gangbaren Kurarten" (ref. 24): “Examination of the sources of the common materia medica". in Lesser writings (ref. 23). transl. from: Samuel Hahnemann, Reine Arzneimittellehre, iii (Dresden, 1817).
34. Francis Bacon, Novum organum (London. 1620), i, §95.
35. Hahnemann. “Monita uber die drey gangbaien Kurarten” (ref. 24).
36. Hahnemann, "Examination of the sources of the ordinary materia medica" (ref. 33).
37. Hegel, Philosophy of nature (ref. 16), iii, 206.
38. Otto E. Guttentag. “Trends toward homeopathy: Present and past", Bulletin of the history of medicine. viii (19-10). 1172-93.
39. Charles Sanders Peirce. Collected papers (Cambridge. MA. 1935). vi. 522-8.
40. Norman R. Hanson. Patterns of discovery: An inquiry into the conceptual foundations of science (Cambridge. 1958). 70ff.
41. Примечание Ганемана к Cullen. Abhandlung uber die Materia medika (ref. 1). Ii,108, он видел много случаев малярии. Практикуя в Трансильвании вn 1777-79 (там же, 114).
42. Scott Atran, Cognitive foundations of natural history: Towards an anthropology of science (Cambridge. 1990). 89ff.
43. Cullen. Abhandlung uber die Materia medika (ref. 1). ii. 108.
44. Samuel Hahnemann. Fragmeta de viribus medicamentorum positivis sive in sano corpore humano observatis. Pars prima: Textus. Pars secunda: Index (Leipzig, 1805).
45. Samuel Hahnemann. Organon der rationellen Heilkunde (Dresden, 1810). Текст этого издания найти легко, как и текст последующих пяти изданий, в Samuel Hahnemann. Organon-Synopse: Die 6 Auflagen von 1810-1842 im Uberblick, ed. by Bernhard Luft and Matthias Wischner (Heidelberg, 2000). Цитаты приведены по Samuel Hahnemann. Organon of the rational healing art, transl. by C. E. Wheeler from the 1st German edn of 1810 (London, 1913).
46 Hahnemann, "Heilkunde der Erfahrung" (ref. 24)
47. Даже медицинский инструмент: Walter Rumseн, Organon salutis. An instrument to cleanse the stomach, as also divers new experiments of the virtue of tobacco and coffee: How much they conduce to preserve humane health (London, 1657).
48. Johann Heinrich Lambert, Neues Organon oder Gedanken uiber die Erforschung und Bezeichnung des Wahren und dessen Unterscheidung vom Irrthum und Schein (Leipzig, 1764).
49. F. G. J. Henle, Handhuch der rationelen Pathologie (Braunschweig, 18-16).
50. Обнаруживаемые пробелы: Rudolf Carnap, Karl Popper и другие жаловались, что психоанализ и марксизм не заслуживают называться наукой - wissenschafilich. Исчезновение оригинального значения слова rationell может даже быть фактором выдвижения на первый план демаркационной линии Венским кружком.
51. Die Wahrheit, die wir alle nothig haben,
Die uns als Menschen glucklich macht,
Ward von dor weisen Hand, die sie uns zugedacht.
Nur leicht verdeckt, nocht tief vergraben.
Я уточнил перевод в Samuel Hahnemann. Organon of medicine, 2nd edn, transl. and уd. by Robert E. Dudgeon from the 5th German edn (London. 1893: reprinted Calcutta, 1961). 155.
52. Pp. v-xlviii, ранее опубликовано как Hahnemann. “Fingerzeige auf den homoopathischen Gebrauch der Arzneien in der bisherigen Praxis" (ref. 24); первый английский перевод Samuel Hahnemann, The homoeopathic medical doctrine, or, 'Organon of the Healing Art;' A new system of physic, перевел Charles H. Devrient с четвертого немецкого издания 1829 года, с замечаниями Samuel Stratten (Dublin, 1833). 48-101.
53. Hahnemann. "Monita uber die drey gangbaren Kurarten” (ref. 24): Hahnemann. "Ueber den Werth der speculative) Arzneysysteme’’ (ref. 31).
54. Hahnemann, “Heilkunde der Erfahrung” (ref. 24).
55. Dean, “Homeopathy and alchemy: (2)” (ref. 10).
56. Hahnemann. Organon der rationellen Heilkunde (ref 45); Roeschlaub, “Einige Bemerkungen ueber die Definition und Eintheilung der Medizin" (ref. 19).
57. Erwin A. Ackerknecht. "Diathesis: The word and the concept in medical history”. Bulletin of the history of medicine. lvi (1982), 317-25.
58. Hahnemann, Organon (ref. 45). § 6.
59. Там же, § 32.
60. Там же, § 43.
61. Там же, § 45.
62. Там же, § 62-69.
63. Там же, § 79-81.
64. Hahnemann. Fragmenta de viribus (ref. 44): Samuel Hahnemann. Reine Arzneimittellehre (6 vols, Dresden. 1811-21); 2nd edn (Dresden, 1822 27); 3rd edn (2 vols, Dresden. 1830-33), переведено R. E. Dudgeon (ред.) как Materia medica pura (2 vols, London. 1880): Samuel Hahnemann, Die chronischen Krankheiten, ihre eigenthuimliche Natur und homoopathische Heilung (4 vols. Dresden and Leipzig, 1828-30): 2nd edn (5 vols, Dresden and 1-eipzig, and Diisseldorf, 1835-39), перевод L. Tafel как The chronic diseases: Their peculiar nature and their homoeopathic cure (2 vols, Philadelphia, 1896). Для анализа развития и истории публикаций ганемановской Материи медики см. Richard Hughes. A manual of pharmacodynamics, 6th edn (London, 1893). 17-39.
65. Hahnemann, Organon (ref. 45). S 121.
66. Там же, § 115.
67. Там же, § 129.
68. Там же, § 186.
69. Там же, § 189.
70. Samuel Hahnemann, “Cases illustrative of homoeopathic practice” (1817), in The lesser writings (ref. 23). 766-73.
71. Там же.
72. Интересно проследить этот случай. Ганеман прописал капли (неразбавленные) настойки Bryonia, в обычной разовой дозе и попросил фрау Sch. Появиться у него в течение 48 часов, сказав коллеге, присутствующем при этом, что ей станет лучше на следующий день. Она не появилась, а когда коллега нашел ее позже из любопытства, она ответила: "Что толку идти опять на следующий день, я чувствовала себя довольно хорошо, и могла начать стирку снова, я чрезвычайно обязана врачу, но нет времени покидать работу, и так в течение трех недель моя болезнь мешала мне зарабатывать что-то" (там же.).
73. Там же.
74. Hegel. Philosophy of nature (ref. 16), iii, 205.
75. Hahnemann. Organon (ref. 45), § 79.
76. Samuel Hahnemann, Dissertatio historico-medica de helleborismo veterum (HabilitationJ (Leipzig, 1812): также в Kleine medicinische Schriften и в Lesser writings (ref. 23).
77. King: The medical world of the eighteenth century (ref. 26). 173.
78. Nicholas Jardine, The scenes of inquiry: On the reality of questions in the sciences (Oxford, 1991). 111 Iff. citing H. von Socmen. Kenntnis der Medizinhistorie in der deutschen Romantik (Zurich, 1926).
79. Cм.: Haehl, Samuel Hahnemann (ref. I), i, 89ff.
80. Dietrich Geotg von Kieser, System der Medizin (Halle, 1817 19), цитируется по H. C. Schenk, The mind of the European romantics: An essay in cultural history (London. 1966). 180.
81. Samuel Hahnemann. "Nota bene for my reviewers”. Lesser writings (ref. 23). 659-64: перевод из Hahnemann. Reine Arzneimittellehre, 2nd edn (ref. 64). iii. Возможно, это был знак времени, или просто им руководило нетерпение, и он отодвинул исторический обзор в конец введения к 4-му изданию «Органона» (1829) и поместил перед ним такое же длинное критическое обозрение медицины. История предшественников гомеопатии была сокращена до нескольких примеров в 5-ом издании 1833 года. Обширные аннотации Ганемана и изменения к 5-му изданию не были опубликованы до 1921 года: Samuel Hahnemann. Organon der Heilkunst, 6th edn. Richard Haehl (ed.) (Leipzig, 1921).
82. Kant. "Beantwortung der Frage. Was ist Aufklarung?" (ref. 11).
83. Ганеман позже перевел Rousseau: Handbuch fur Muitter, oder Grundsatze der ersten Erziehung der Kinder, transl. by S. Hahnemann from Principes de Jean-Jacques Rousseau, sur l‘education des enfants (Paris, 1793) (Leipzig, 1796).
84. Samuel Hahnemann, Anleitung alte Schaeden und faeule Geschwuere gruendlich zu heilen (Leipzig. 1784). 179.
85. Hahnemann. The homoeopathic medical doctrine (ref. 52). 101.
86. Я благодарен анонимному обозревателю за то, что он привлек мое внимание к этому журналу, напечатавшему историографический обзор этого термина в Die Apologie der Heilkunst: eine griechische Sophistenrede des fuinften vorchristlichen Jahrhunderts, переведенный и аннотированный Theodor Gompуrz (Leipzig. 1890).
87. Josef Dietl. "Praktischу Wahrnehmungen naсh den Ergebnissen im Wiednerbezirkskrankenhause", Zeitschrift der k.u.k. Gesellschaft der Aertze zu Wien, i/2 (1845), 9, цитируется по Jens Lachmund, "Between scrutiny and treatment: Physical diagnosis and the restructuring of 19th century medical practice", Sociology of health& illness, xx (1998), 779-801. 88. Robert Jutte, "The paradox of professionalisation: Homeopathy and hydropathy as unorthodoxy in Germany in the 19th and early 20th century”, in Robert Jutte, Guenter B. Risse and John Woodward (eds), Culture, knowledge and healing: Historical perspectives of homoeopathic medicine in Europe and North America (Sheffield. 1998). 65-88. Naturheilkunde survives as naturopathy; cм: M. Wiesenauer. P. Groh and S. Kaussler. “Naturheilkunde als Beitrag zur Kostendampfung: Versuch einer Kostenanalyse”, Fortschritte der Median, cx/17 (1992), 311-14для подтверждения, что она может быть даже rationell в современном значении экономической эффективности.
89. Hahnemann, Organon der Heilkunst, 5th edn (ref. 45), § 222; Lachmund, “Between scrutiny and treatment” (ref. 87).
90. Hahnemann. Organon (ref. 45).
91. August Bier. “Wie sollen wir uns zu der Homoeopathic stellen?”. Munchener medizinishe Wochenschrift, lxxii/1 (1925). 713-17, 773-6.
92. Miles Weatherall. "Drug therapies", in W. F. Bynum and Roy Porter (eds), Companion encyclopaedia of the history of medicine (London, 1994), 915-38, особенно pp. 918f, 936. Между 1805 and 1837 годами Ганеман опубликовал около 100 прувингов лекарств, которые он сам выполнил или которыми руководил (ref 64).
93. Hahnemann, “Ueber die Kraft kleiner Gaben der Arzneien uberhaupt und der Belladonna insbesondre" (ref. 24). Cм. Hughes, A manual of pharmacodynamics (ref. 64), 930-9, для ознакомления с хронологическим обзором ганемановской позологии.
94. Samuel Hahnemann, “How can small doses of such very attenuated medicine as homoeopathy employs still possess great power?", in Hahnemann, The lesser writings (ref. 23). 728-34, transl. from Hahnemann, Heine Arzneimittellehre. 2nd edn (ref. 64), vi: “Magnes". Reine Arzneimittellehre, 3rd edn (ref. 64), i.
95. Shryock, The development of modem medicine (ref. 26), 138.
96. оккультизм и идеи Парацельса до сих пор регулярно приписываются Ганеману, даже пост-позитивистскими историками: Gloria Flaherty. 'The non-normal sciences; Survivals of Renaissance thought in the eighteenth century", in C. Fox. R. Porter and R Wokler (eds). Inventing human science: Eighteenth century domains (Berkeley, 1995), 271-91. Для корректировки этой точки зрения см. Dean. "Homeopathy and alchemy: (I) and (II) " (ref. 10). Замечательными исключениями являются: Josef M. Schmidt, Die philosophischen Vorstellungen Samuel Hahnemanns bei der Begrundung der Homoopathie (Munich. 1990); Friedrich Dellmour. "Homeopathic und Lebenskraft. Begriffe bei Samuel Hahnemann", in Franz Swoboda (ed.), Documenta homoeopalhica (Vienna. 1997). 63-103. Для знакомства с недавней социальной историографией см.: Olivier Faure (ed.). Fracticiens, patients et militants de l'homeopathie (1800-1940) (Lyon, 1992); Juitte, Risse and Woodward (eds). Culture. Knowledge und healing (ref. 88 ).
97. Hahnemann. "Ueber den Werth der speculativen Arzneysysteme” (ref. 31).
98. Haehl. Samuel Hahnemann (ret. I), ii. 287.
99. Hahnemann. Organon (ref. 45). Пар. 187.
100. Michel Foucault. La naissance du clinique (Paris, I 963); Erwin A. Ackerknecht. Medicine at the Paris Hospital I794-1848 (Baltimore, 1967): N. D. Jewson, "The disappearance of the sick-man from medical cosmology. 1770-1870”. Sociology, x (1976). 225-44; Russell C. Maulitz. Morbid appearances: The anatomy of pathology in the early nineteenth century (Cambridge, 1987).
101. Lachmund, “Between scrutiny and treatment” (ref. 87).
102. Идея скомпилированных личных реакций мистифицирована в остальном симпатичным комментатором недавнего успешного рандомизированного плацебо-контролируемого исследования бесконечно малых доз при детской диарее: C. D. Berkowitz, "Homoeopathy: Keeping an open mind". Lancet, cccxliv (1994). 701-2, commenting on: J. Jacobs, I.. M. Jimenez. S. S. Ciloyd. J. I.. Gale and D. Crothers, ‘Treatment of acute childhood diarrhea with homeopathic medicine: A randomized clinical trial in Nicaragua”, Pediatrics, xciii/5 (1994), 719-25.
103. О релевантности критерия Поппера относительно гомеопатии см. Frank Cioffi. "Freud and the idea of a pseudo-science", в Robert Borger and Frank Cioffi (cds). Explanation in the behavioural sciences (Cambridge, 1970), 471-515: Anthony C. H. Campbell, «Is homoeopathy scientific? A reassessment in the light of Karl Popper’s theory of scientific knowledge». British homoeopathic journal, lxvii (1978), 77-85: Schwanitz. Homeopathie und Brownianismus, 1795-1844 (ref. 29), 177.
104. Immanuel Kant, Critique of pure reason, transl. by I. M. D. Meiklejohn from the 2nd German edn of 1787 (London. 1934), 384.
105. Hahnemann. “Nota bene for my reviewers” (ref. 81).
106. Ian Suttie. The origins of love and hate (Harmondsworth, 1952 [1936]). 130, подчеркнуто в оригинале;132.
107. О холере см.: Lucille Lasveaux, Traitemenis homeopathiques du cholera dans la France du XIXe siecle (Lyon, 1988): Bernard Leary, "Cholera 1854: update”. British homoeopathic journal. lxxxiii (1994). 117-21; о столь же потрясающей статистике при пневмонии: Jean-Paul Tessier, Rechevhes cliniques sur le traitement de la pneumonic et du cholera suivant la metode de Hahnemann, presedees d'une introductuim sur l'abus de la statistique en medecine (Paris. 1850): Martin Eidherr, “Erfahrungen uber die Heilwirkungen der 6., 15. und 30: Arzneiverdunnung auf die entzuindete Lunge". Zeitschrift des Vereines der homoopathischen Aertze Oesterreichs, n.s., 1/1 (1862), 1-165.
108. J. C. A. Heinroth. Anti-organon, oder das Irrige der Hahnemannischen Lehre im Organon der Heilkunst (Leipzig, 1825).
109. Editorial. Bulletin general de therapeutique medicate et chirurgicale, vii (1834), 5 -6.
110. Shryock, The development of modem medicine (ref. 26), 138, referring to Anon. [Maxime Vemoisl,"Experiences homeopathiques faites par M. Andral, a I’hopital de la Pitie", Bulletin general de therapeutique medicate et chirurgicale, vi (1834). 318-21.
111. Maxime Vemois, Analyse complete et raisonee de la matiere medicate de Samuel Hahnemann (Paris, 1835). Наиболее полный современный гомеопатический анализ испытаний Андраля: F. W. Irvine, “M. Andral's homoeopathic experiments at la Pitie". British journal of homoeopathy, ii/l (I844), 49-64. См. также: Carroll Dunham, ’The homoeopathic experiments of M. Andral and his past and present opinion of them". North American journal of homoeopaths. li (1852), 263-8. Последние замечания Андраля, что его собственные испытания не привели к окончательному выводу и гомеопатия заслуживает дальнейшего серьезного исследования.
112. Armand Trousseau and Henri Gouraud. "Experiences homoopathiques tentees a I'Hotel-Dieu de Paris". Journal des connaissances medico-chirurgicales. viii (1834). 238-41; D. M. P. Pigeaux. "Etonnantes vertus homoeopathiques de la mie de pain: Experiences faites a I’Hotel-Dieu”, Bulletin general de therapeutique medicate et chirurgicale. vi (1834). 128-31.
Систематический обзор плацебо-контролируемых испытаний гомеопатии в 19-м столетии, включая испытания Trousseau, который использовал только плацебо, как риторический эквивлент гомеопатии, содержится в Dean, "A homeopathic origin for placebo controls" (ref. 10).
113. Ian Hacking. The taming of chance (Cambridge, 1990). 84.
114. Abraham Lilienfeld. “Cetenbus paribus: The evolution of the clinical trial". Bulletin of the history of medicine, lvi/1 (1982), 1-18.
115. House of Commons, Return to an Address of the Honourable Home of Commons (ref. 25), 194.
116. Medical Council, Report on the results of the different methods of treatment pursued in epidemic cholera. Parliamentary Papers, no. 1901. xlv (1854-55).
117. Hahnemann, "Monita Uber die drey gangbaren Kurarten" (ref. 24). Предлагая гомеопатические методы лечения, в 1831 году Ганеман указал на инфекционное микро-организмическое происхождение пандемии холеры: было бы интересно узнать, воспользовались ли предлагаемыми им гигиеническими мерами, в том числе стерилизацией одежды и постели, в гомеопатических больницах, чему некоторые приписывают видимый успех гомеопатии в холерные десятилетия: Samuel Hahnemann. Aufгuf an denkende Menschenfreunde uber der Ansteckungsart der asiatischen Cholera (Leipzig. 1831): Heilung der asiatischen Cholera und Schutzung vor derselben (Nuremberg, 1831); translated in Lesser writings (ref. 23). О развитии Ганеманом контагиозной и микробной теории, в том числе его более поздних убеждений, что не леченная инфекция является источником хронических болезней, см. Dean. "Homeopathy and alchemy: (2) Contagion from miasms" (ref. 10). Как и относительно фармакологии, ортодоксальная медицина исключает Ганемана из числа основателей микробной теории.
118. Conner. "Anesthetics in the treatment of cholera" (ref. 15).
119. Цитируется по Otto E. Guttentag. “Homeopathy in the light of modem pharmacology". Clinical and pharmacological therapeutics, vii (1966), 425-8.
120. William S. Haas, The destiny of the mind, East and West (London, 1956), 182.
121. Например, Rom Harre, The singular self: An introduction to the psychology of personhood (London, 1998).
122. Например, Ivana Markova. Paradigms, thought, and language (Chichester. 1982): J. Scott Kelso, Dynamic patterns: The self-organization of brain and behavior (Cambridge, M A. 1995).
123. Например: Paul U. Unschuld. “Plausibility or truth? An essay on medicine and world view", Science in context, viii (1995), 9-30.
124. Недавний существенный обзор, который, кажется, одобряет призывы Ганемана к врачам (ref. 94). sec: F.-A. Popp. “Hypothesis of modes of action of homoeopathy: Theoretical background and the experimental situation”, in E. Ernst and E. G. Hahn (eds), Homoeopathy: Критический обзор (Oxford. 1998), 145-52. D. Eskinazi. “Homeopathy revisited: Is homeopathy compatible with biomedical observations?". Archives of internal medicine, clix (1999), 1981-7 продвигает принципы Ганемана как объяснительный механизм, лежащий в основе многих так называемых 'парадоксальных эффектов' биомедицинских лекарств.
125. Например: Jacobs et at.. "Treatment of acute childhood diarrhea with homeopathic medicine" (ref. 102); Carl May and Deepak Sirur. “Art, science and placebo: Incorporating homeopathy in general practice". Sociology of health & illness, xx (1998). 168-90: Jeremy Swayne. Homeopathic method: Implications for clinical practice and medical science (Edinburgh, 1998).
126. Jean Paul (J. P. F. Richter). Zerstreuete Blatte, ii. 292. in: Samtliche Werke. E. Forster (ed.) (Berlin, 1826-28 ).
_________________
Моя страница на Фэйсбуке www.facebook.com/homeopathyforallofus
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Гомеопатическое лечение -> Переводы Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Русская поддержка phpBB